Взять и отменить: как рэперы и комики оказались под прицелом власти

Судя по новостным заголовкам, 2021-й стал годом беспрецедентного прессинга стендаперов, музыкантов и популярных блогеров. Но справедливо ли считать пристальное внимание властных и околовластных структур к комикам и рэперам веянием новейшего времени? «Россия для грустных» — эта строчка из песни «Порнофильмов» 2017 года в свое время стала не просто мемом, но и пророчеством. Отменять концерты и преследовать за шутки в стране стали вскоре после выхода трека.
Взять и отменить как рэперы и комики оказались под прицелом власти

2018

Волна отмены. Осенью 2018 года даже самые аполитичные меломаны заговорили о возврате цензуры — тогда отменили концерты сразу нескольких исполнителей, а клип рэпера Хаски «Иуда» по требованию Роскомнадзора был заблокирован на YouTube.

Ответственный за «эщкере» в России Иван Дремин, больше известный как Face, попал под раздачу еще раньше, в декабре 2017 года. Тогда власти Белгорода запретили выступление рэпера за пропаганду наркотиков и нецензурную лексику, но многие этого просто не заметили: до выхода остросоциального альбома «Пути неисповедимы» Face хоть и был уже кумиром, но все-таки подростковым.

Так что Рунет зашумел только спустя несколько месяцев, когда в разных городах последовательно отменили концерты Элджея, Монеточки, Хаски, Ганвеста, Gone.Fludd, Matrang, Feduk, IС3РЕАK, группы «Хлеб» и других артистов.

Как это было. Формально все началось с петиции «родительской общественности Нижнего Новгорода» против «аморальных концертов», которая попала в разнообразные государственные органы Нижегородской области. Обеспокоенные родители усмотрели в текстах некоторых исполнителей пропаганду алкоголя, наркомании, рискованного, опасного и суицидального поведения, садизма, разврата и даже каннибализма.

Власти к заявлению отнеслись серьезно — за 2018 год отменили и перенесли больше сорока концертов. Самой яркой стала история с Хаски. В Краснодаре, узнав об отмене своего выступления, рэпер начал петь на улице, взобравшись на крышу автомобиля. Как итог — арест на 12 суток и концерт «Я буду петь свою музыку», устроенный в поддержку Хаски Оксимироном, Бастой и Noize MC.

Чем закончился год. В декабре 2018-го резонансная история привлекла внимание федеральных властей. Владимир Путин инициировал проверку причин отмены концертов, а первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко назвал случившееся глупостью. Рэперов Птаху и Жигана чиновники даже пригласили на круглый стол, но внятного диалога не получилось.

А что по юмору? На фоне злоключений рэперов проблемы комиков были менее заметными. Возможно, потому что для юмористов в 2018 году все закончилось более или менее хорошо. Ну, или дело в самих участниках конфликтов — другого от них и не ждали.

В январе 2018 года видеоблогер и комик Поперечный снял клип-пародию на Рамзана Кадырова и тут же получил звание «осла-недоумка» от министра по национальной политике, внешним связям, печати и информации Чечни Джамбулата Умарова. Под роликом появилось несколько тысяч комментариев с требованием извиниться, и поклонники Данилы с замиранием сердца ждали развития событий. К счастью, извиняться не пришлось. Спустя несколько месяцев Поперечный отбился от иска депутата Виталия Милонова из-за сатирического клипа «Поп-культура», якобы оскорбляющего чувства верующих. Тем же летом ведущий телеканала НТВ Андрей Норкин обвинил комика в экстремизме и диверсии против молодежи. «Подавать на меня в суд — это мейнстрим», — отреагировал Поперечный в твиттере.

В 2018-м пострадал и маститый стендапер Руслан Белый, которого вовсю критиковали за излишнюю лояльность к власти. На шоу «Комик в городе» в Уфе Руслан назвал башкирского героя Салавата Юлаева бандитом. Местная пресса разразилась возмущенными статьями, в социальных сетях начался флешмоб #салаватнебандит, а Роскомнадзор инициировал проверку текстов Белого — ничего экстремистского в них не нашли, но нервы стендаперу потрепали основательно.

2019

Прокуратура ни при чем. Весной 2019 года чиновники отчитались по итогам проверки, которую поручил провести президент. Оказалось, массовая отмена концертов произошла по инициативе самих организаторов — именно так ответили на депутатские запросы региональные прокуратуры, которые «не имели никакого отношения к случившемуся».

Разумеется, дальше с этим делом разбираться не стали, зато отменили концерты Элджея в Калининграде, запретили еще три трека Хаски, а в Тюмени посягнули на святое — Егора Крида. По инициативе местного родительского комитета, разместившего на своем сайте статью Дмитрия Раевского «Кто пойдет на Крида — тот петух», Роскомнадзор провел экспертизу творчества артиста и постановил: музыка Егора мешает развитию интеллекта, а тексты в конечном итоге могут стать причиной гибели государства!

Из экспертизы комиссии при межрегиональной общественной организации «Национальный совет социальной информации»: «Для русскоязычного населения слово «Крид» ассоциируется с древнерусским словом КРИВДА, которое является синонимом лжи, антонимом правды и истины. На афише слово КРИД расположено на уровне губ исполнителя, что усиливает его информативную подачу. Также псевдоним Крид может вызывать у современной молодежи ассоциации с одноименной компьютерной игрой Assassin’s Creed (с англ. — «Кредо ассасина») — кредо убийцы».

Время несогласных. Протестное лето 2019-го отвлекло властей и всех радеющих за чистоту нравов от разбора текстов — только Face, который, несмотря на запреты, выступил в августе на согласованном московском митинге, стал персоной нон-грата в регионах. На этот раз концерты отменили в Улан-Удэ и Иркутске. Артисты и комики начали активнее проявлять гражданскую позицию: на том самом августовском митинге кроме Дремина выступили IC3PEAK и «Кровосток», а среди участников акции были замечены Оксимирон и Данила Поперечный. По другую сторону баррикад оказались музыканты, согласившиеся сыграть на бесплатном фестивале Meat&Beat, который был организован в тот же день, что и митинг. Среди них — Егор Крид, Клава Кока, «Градусы», Бьянка, MC Doni.

2020

Пришли за шутками. В январе 2020 года стендап-комик Александр Долгополов (настоящее имя — Александр Кападя. — Прим. ред.) покинул Россию. В видеообращении он объяснил, что на него «охотится целое государство». Оказалось, шутки комика оскорбили одного из зрителей, придерживающегося религиозных взглядов. Посмотрев ролик 2019 года с выступлением Долгополова, мужчина возмутился и написал жалобу, из-за которой органы МВД начали проверку.

Отъезд комика спровоцировал раскол в стендап-среде: кто-то сочувствовал, кто-то обвинял Александра в трусости и раздувании проблемы. Интересно, что осенью того же года опрос, проведенный компанией ESET, показал: каждый десятый пользователь Рунета боится, что за политические шутки «за ним придут», три четверти респондентов их попросту не публикуют. Как бы то ни было, спустя пару месяцев Долгополов принял решение вернуться в Россию — успел до начала локдауна.

Like, share, Алишер. В 2020 году офлайн-выступлений по понятным причинам было мало — все сидели дома и смотрели сериалы, стримы, клипы либо концерты в записи. В тройку самых популярных исполнителей попал Алишер Моргенштерн и быстро поплатился за это: уже в августе группа активистов подала в суд на рэпера за «дезориентацию подростков». В качестве компенсации истцы потребовали изъять дорогостоящие ювелирные украшения Моргенштерна, а вырученные от продажи деньги потратить на популяризацию среднего образования. В декабре прокуратура Петербурга обратилась в суд с просьбой запретить трек Алишера и Slava Marlow «Я съел деда», но дело заглохло.

2021

Новая волна. В 2021-м и рэперы, и комики вновь почувствовали возросший интерес к своему творчеству. И, к сожалению, речь идет не только о поклонниках.

Из-за неудачной шутки про русских телеведущий Владимир Соловьев буквально проклял комика из Беларуси Идрака Мирзализаде и назвал его «грязью под ногами». На стендапера обрушился гнев десятков тысяч хейтеров, он пережил нападение, а после по решению суда был помещен под арест на десять суток. На этот раз стендап-сообщество поддержало коллегу: на YouTube вышло видеообращение с участием комиков, а чуть позже состоялся концерт в честь Мирзализаде.

В конце концов МВД назвало пребывание Идрака в России «нежелательным», причем пожизненно. Впоследствии меру смягчили до «разумного срока», но что это означает, пока неизвестно.

И это еще не все. Соловьев обратил внимание и на стендап-комика Алексея Квашонкина — за шутку про Россию и Беларусь он назвал его «звенящим ничтожеством», а МВД после выхода зарисовки про президента и Навального живо заинтересовалось личностью Дениса Чужого.

Стало складываться ощущение, что опасно говорить и шутить не на острые темы, а в принципе. Особенно, если ты популярен. Иначе не объяснить пристального внимания властей к исполнителям и блогерам вроде Моргенштерна, который не раз подчеркивал свою аполитичность.

За 2021 год на Алишера несколько раз подавали в суд, его оштрафовали на 100 000 рублей «за пропаганду запрещенных веществ», после интервью Ксении Собчак рэпера обвинили в оскорблении исторической памяти, при этом Виталий Милонов назвал его «хрюкающим животным», а активист Резяпов призвал выпороть. И все это совсем не шутки.

В конце ноября глава Следственного комитета Александр Бастрыкин обвинил Моргенштерна в интернет-торговле наркотиками, после чего Алишер с женой спешно отбыли в Дубай. Спустя пару дней стало известно, что принадлежащий рэперу ресторан закрыли.

Разумеется, исполнителей, уже успевших попасть в опалу, тоже не забыли: Элджея оштрафовали на 100 000 рублей за пропаганду наркотиков, а тексты оппозиционно настроенных Noize MС и Оксимирона Бастрыкин призвал проверить на предмет «реабилитации нацизма и экстремистской деятельности». И это несмотря на то, что письмо от «Группы патриотов», ставшее причиной проверки, оказалось шуткой.

Видеоблогер Хованский был одним из тех, кто поддержал Долгополова, когда тот уезжал в 2020 году из России. «У каждого из нас может быть свое отношение к юмору, но в одном мы должны сойтись единогласно: нельзя преследовать комика из-за шуток», — написал он в твиттере. Сегодня он как никто знает, что на деле можно все — Юрий томится в СИЗО в ожидании суда по обвинению в пропаганде терроризма. Его песня, ставшая поводом для разбирательства, откровенно плохая. Ее невозможно назвать хоть сколько-нибудь смешной, но и программным заявлением тоже. Однако несмотря на все извинения, Хованскому грозит тюремный срок до семи лет.


Музыкальный критик и автор телеграм-канала «Русский шаффл» Олег Кармунин считает, что вовсе не письмо родителей из Нижнего Новгорода стало триггером для преследования отдельных исполнителей. Все началось гораздо раньше, и сегодняшняя ситуация — не новость, а закономерный этап в отношениях государства и музыкантов. «Например, песню “Убей мента”, выпущенную в 2004 году рок-группой “Психея”, в 2010 году официально признали экстремистской. А в 2014-м Роскомнадзор начал блокировку сайтов, на которых был размещен трек, — объясняет он. — В 2010 году группа “Барто” на митинге в защиту Химкинского леса исполнила песню “Я готова! А ты готов?”, якобы с призывом “поджигать машины ментов”. Текст композиции тоже отдали на экспертизу».

На самом деле, считает Олег, четкой политики государства в отношении музыки нет, и часто все сводится к личным симпатиям или антипатиям: «Сегодня вполне безобидный Моргенштерн оказался в незавидном положении: если вернется в Россию, скажут, что он договорился с администрацией президента, если останется — что испугался. Зато тексты оппозиционера Оксимирона нравятся первому зампреду комитета по культуре Елене Драпеко, и Мирон спокойно выпускает альбом, который стал главным событием зимы. И это показательно. Так что вряд ли ему что-то всерьез угрожает».