Комики Ирина Мягкова и Зоя Яровицына: «У нас в России женщин в целом общество не любит»

Комики дарят зрителям то, что особенно ценно в непростое время: смех и радость. Креативные продюсеры «Женского стендапа» рассказали, при чем тут сексизм и каково это — шутить по графику.
Ирина Мягкова и Зоя Яровицына — про «Женский стендап»

Про осуждение

Ирина Мягкова (И.М): Мы назвали программу «Женский стендап», и нам тут же прилетело за сексизм. Но наши люди в принципе любят осуждать. Сделай мы передачу про собак, досталось бы за то, что в ней нет кошек. Или мало гладкошерстных пород. Передача, про которую не говорят, это же не очень успешная передача. Так что пусть.

Зоя Яровицына (З.Я): У нас женщин в целом общество не любит. Мне кажется, если ты женщина в России, то должна быть готова, что тебе будет прилетать. И это не зависит от того, в телике ты или нет, медийный ты человек, или просто делаешь свое дело. К тебе изначально относятся не наравне с мужчинами.

Про честность

И.М. Мы постарались сделать проект, в котором никто врать не будет. Не важно, про работу ты рассказываешь или про отношения. Если мы шутим про то, что нам в себе что-то не нравится, так и есть. Это все реальные вещи. 

З.Я. Иногда пошутишь, а тебе пишут: «Зоечка, да что вы про себя такое говорите, вы же красотка». Ну, вы же не видите меня, например, утром, когда я это придумывала. Это мы на сцене накрашенные и причесанные.

Про зрителей

И.М. В Москве зритель более изощренный, он тебе как бы говорит: «Ну давай, рассмеши меня». Кстати, часто комики начинают расти в плане творчества только переехав в столицу: в регионах людей веселят чаще простые вещи, а здесь еще надо постараться. Если ты рассмешил Москву, потом рассмешишь любой город. Там же люди добрее и проще. Они реагируют так: «Ура, до нас доехали!».

З.Я. Я заметила, что в Москве заходят темы поглубже: рефлексия, что-то про психологические травмы. Потом приезжаешь в другой город и понимаешь, что это вообще никому не нужно. Стоит переключиться на мужа, и все смеются. Семейная жизнь, быт — вот, что стопроцентно сработает в любом регионе. А вот феминизм с каким-нибудь еще подтекстом – это на любителя.

Про побочные эффекты

И.М. Первое время я очень удивлялась, когда слышала: «Спасибо вам большое от всех женщин!» Я думала: «Женщины, алло, за что?» Мы же просто шутим, делаем, как чувствуем,, а не пытаемся что-то доказать или донести важные смыслы. Потом стали приходить сообщения такого плана: «Спасибо, вы как психологическая помощь. Я посмотрела первый сезон и вышла из депрессии». Вот эти вещи мы своей целью не ставили. Но сейчас понимаем, что они случились, и мы молодцы. Надо продолжать и не нести наши достижения как флаг над головой, а рассказывать со сцены про свою жизнь. В конце концов, мы все взрослеем, мудреем: видимо, опыт зрителей и наш как-то удачно переплетаются.

З.Я. Мы стопроцентно не начинали «Женский стендап» как манифест. Это же больше эгоистичные посылы — написать смешное выступление, сделать смешную передачу, понять, что она качественная. Это, прежде всего, для себя, а не во имя чего-то.

NatashaPolskaya

Про страхи и рутину

И.М. Самая большая боязнь — упасть в качестве. У каждого комика бывает такое: ты становишься популярным и можешь говорить что угодно — люди все равно смеются. Главное не расслабляться и не идти на поводу у зрителя, когда можно плыть по накатанной. Из шоу мы убираем не просто несмешное, мы убираем все, что вызывает вопросы.

З.Я. У нас уже четыре года почти каждый вечер идут технические вечеринки. Ты ежедневно что-то пишешь и проверяешь материал на людях. Если зрители не смеются, редактируешь и еще раз сто проверяешь. Потом на основной вечеринке читаешь текст, и если он заходит, вот тогда материал попадает в передачу. Это рутина.

Про выгорание

З.Я. Нам надо передачи выпускать, поэтому ты что-то постоянно делаешь — максимум даешь себе несколько дней на перезагрузку. В плане выгорания помогает что-то новое. В этом сезоне Саша Муратова в каждый монолог включила интерактив: раньше она выходила и просто рассказывала текст, а сейчас общается с людьми. Это избавляет от необходимости писать все заранее и освежает.

И.М. Обычно ищешь какие-то пути, чтобы не выгореть. Стараешься с собой договориться, придумать, будешь ты ночью спать или монолог писать. У нас обычно такой график: три недели пишешь и проверяешь материал, а потом два дня выходных — в них с появлением гастролей встали концерты. Сейчас снова перестали вставать. Кто может выдержать такой график, тот чего-то добивается.

Про запретные темы и саморедактуру

И.М. Всегда будут люди, которым ты не понравишься, и они будут жаловаться. Просто сейчас развиты социальные сети, и это все на виду. Но мне кажется, у каждого есть саморедактура и больше для себя: о чем-то ты готов говорить, о чем-то не готов. Бывают моменты, когда вроде напишешь смешной блок, но сам уберешь, потому что, например, родственника не хочется обижать. Я про болезни не фанат шутить, про смерть. Еще не терплю, когда людей обижают. Одно дело вспомнить, в каких пиджаках Киркоров ходит — он же в них и правда ходит. Другое дело — пройтись по внешности. Правда, лет через пять я, возможно, буду думать иначе. Потому что ты постоянно прощупываешь свои какие-то грани, и мысли меняются: ты часто шутишь о больном, но только когда это уже немножко отболело. Я разводилась лет 10-12 назад и вообще не могла про это писать. Но лет через пять-шесть все стало намного проще.

З.Я. У меня тоже смерть — стоп-тема. Тут даже не то, что я бы не хотела говорить, я просто не могу. Есть немало западных комиков, которые шутят на эту тему, и люди отлично воспринимают. Но мне некомфортно это слушать и уж тем более некомфортно будет говорить. А в остальном мы всегда работаем в рамках закона, и в том числе потому что выпускаем передачу на телевидении. Есть минимум две запрещенные темы: пропаганда наркотиков и пропаганда гомосексуальности. Таковы правила игры — все по ним живут и мы тоже.

Про Stand Up и «Женский стендап»

З.Я. Нам часто задают вопрос, правда ли, что наша передача успешнее Stand Up, желая, очевидно, нас порадовать: «Ага, уделали мужиков!» Хотя просто приятно услышать, что у нас классно получается.

И.М. Люди любят сравнивать: иногда пишут, что «Женский стендап» смешнее, и это приятно. Но задачи кого-то победить у нас нет. Побеждает то, что смешно. Если ты что-то делаешь качественно, это найдет признание. Хотя все равно будут хейтеры, их никуда не деть.

Про хейтеров

И.М. Когда задумываешь что-то, обычно не думаешь про хейт. И в начале, когда мне прилетало, я прям плакала. Потом вырабатывается иммунитет, кажется, ко всему в мире. Сейчас мой любимый жанр — пьяные голосовые сообщения в личке: «Ты кто такая вообще..?» Всегда смеюсь. Важно не реагировать, потому что это все, чего хотят хейтеры.

З.Я. Броня в какой-то момент отрастает, но, мне кажется, не сама собой. Я внутренне отслеживаю моменты, когда среди сорока хороших комментариев нахожу один плохой и реагирую почему-то именно на него. Стараюсь переключаться на то, что хороших больше. Но, честно говоря, читаю отзывы по-прежнему, потому что очень завишу от одобрения со стороны. Для меня это важно.