«Я не из тех женщин, которые умеют печь пироги. Я их покупаю»: Кира Найтли

Воплотив на экране не один десяток характеров — от хрестоматийной Элизабет Беннет («Гордость и предубеждение») до феерической феи Драже («Щелкунчик­ и четыре королевства», уже в прокате, 6+), — Кира Найтли, кажется, вывела для себя идеальный женский образ. В нем всего понемногу: королева, суфражистка, плохой повар, мудрая мать.
Кира Найтли «Я не из тех женщин которые умеют печь пироги. Я их покупаю».
«Я не из тех женщин, которые умеют печь пироги. Я их покупаю»: Кира Найтли
ГалереяCлайдов: 29
Смотреть галерею

Кире Найтли (Keira Knightley) просто хотелось повеселиться — собственно, по этой причине она и решила сняться в новой версии сказки Гофмана. На экране ее фея Драже носит розовое платье-торт («Представляете, на нем была секретная застежка, иначе я бы не смогла ходить в туалет»), прическу из сахарной ваты и оставляет за собой шлейф из блесток. В последние месяцы съемок сказка стала частью и собственной жизни актрисы: «У моей дочери Эди начался розовый период — в доме полно вещей этого цвета! Каждый раз, когда мне кажется, что я от них избавилась, они возвращаются, — смеется актриса. — А еще она заставляет меня играть в принцесс».

«Я не из тех женщин, которые умеют печь пироги. Я их покупаю»: Кира Найтли
ГалереяCлайдов: 13
Смотреть галерею

Правда, с подачи матери все сказочные героини, которые встречаются трехлетней Эди, не ждут прекрасных принцев, а берут дело в свои нежные руки — все-таки XXI век на дворе. Среди любимых персонажей девочки — Моана («Она сильная и спасает мир!» — комментирует Кира), Эльза из «Холодного сердца» («Я обожаю сцену, в которой она говорит: «Ты не можешь выйти замуж за человека, которого только что встретила») и девочка из «Головоломки», которая учится справляться с эмоциями.

Твидовое платье, Chanel; серьги Coco Crush, белое золото, бриллианты, Chanel Fine Jewelry. Макияж: тональный флюид Les Beiges, 20, подводка Signature de Chanel, 10, бальзам для губ Rouge Coco Baume, все Chanel.

Клара (Маккензи Фой) в «Щелкунчике и четырех королевствах» тоже в первую очередь исследовательница и изобретательница, и лишь после этого — принцесса. Сама Найтли надеется, что на ее веку Голливуд наконец откажется от бессильных женских персонажей. «Очень важно, чему мы учим детей. И мне бы не хотелось, чтобы моя дочь подражала некоторым моделям поведения. Вроде этого: «Жди, когда за тобой приедет богатый мужчина и спасет тебя». Если надо спасаться, то делай это сама! И уж точно незнакомцам нельзя целовать тебя без твоего согласия».

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Сама Найтли после «Пиратов Карибского моря» тяготеет к более глубоким и даже мрачным ролям и предпочитает независимое кино. Ее конек — исторические драмы, и дело вовсе не в любви Киры к корсетам и кринолинам. «Я не знаю почему, но в большинстве сценариев, которые я получаю, современные девушки описаны пошло и даже... грязно. Зато исторические персонажи кажутся вдохновляющими». В конце ноября в российский прокат вышел как раз такой фильм — «Колетт».

Найтли сыграла в нем французскую писательницу и одну из первых феминисток Сидони-Габриэль Колетт. Реальная Колетт в конце XIX — начале XX века трудилась «литературным негром» у собственного мужа, пока не отстригла волосы, начала носить брюки, развелась и добилась права публиковаться под собственным именем. Именно такие женщины вдохновляют Киру. Еще пример? Коко Шанель. Недаром Кира уже много лет остается лицом бренда Chanel, а в короткометражке Карла Лагерфельда 2013 года Once Upon a Time сыграла ­саму Коко.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Найтли признается, что обычно она не строит планов на будущие роли и не знает, кем предстанет на экране — писательницей-феминисткой или феей. Кстати, на роль Драже она согласилась не раздумывая: «Просто хотелось, чтобы мне самой было весело на съемках и чтобы фея получилась смешной. Думаю, мне это удалось».

Почти за 20 лет съемок как в многомиллионных блокбастерах, так и в независимом кино актриса научилась тонко чувствовать тренды: «Сегодня индустрия меняется. Люди смотрят кино не так, как 20 лет назад. Мне кажется, что драма постепенно уходит в интернет. Скорее всего, я последую за ней». Как актриса Найтли не боится надвигающихся перемен. А вот как жена и мама — обеспокоена. «Раньше в нашей работе был один центр — Голливуд. Можно было переехать сюда, жить и работать — все было в одном месте, — рассказывает актриса. — Сегодня дела обстоят иначе, и самое сложное для меня как для актрисы и ­матери — это то, что мы всегда будем переезжать вслед за работой. Туда, где в данный момент существуют налоговые льготы для киноиндустрии. Это значит, что мне нужно невероятно тщательно все планировать. И отказываться от ролей, если съемки проходят в местах, которые не подходят для семьи».

Найтли пока не готова показать нового «Щелкунчика» Эди, хотя и репетировала смех феи Драже на детской площадке дочери, среди детей постарше. «Они безумно хохотали, так что «целевая аудитория» одобрила мою героиню! Но три года — все-таки слишком рано для полнометражных фильмов». Зато Кира вспоминает, что именно в этом возрасте она впервые посмотрела одноименный балет Чайковского: «Я была в ужасе от Мышиного короля и спряталась под стулом! Зато во второй раз, когда мне было лет шесть, мне не было дела до феи Драже — я хотела быть Мышиным королем, и только им. Мама купила мне игрушечный меч — и ­мечта сбылась».

Твидовое пальто, Chanel; серьги, кольца и браслет Coco Crush, желтое и белое золото, бриллианты, колье Bouton de Camélia, белое золото, бриллианты, все Chanel Fine Jewelry. Макияж: тональный флюид Les Beiges, 20, подводка Signature de Chanel, 10, бальзам для губ Rouge Coco Baume, все Chanel.

В семействе Найтли-Райтон тоже есть свои рождественские традиции. «В первую очередь, мы очень много едим и пьем. Мой муж готовит абсолютно потрясающий запеченный картофель. Я не знаю, как ему это удается. То есть я знаю точно, что он делает, но каждый раз, когда я пытаюсь повторить, получается отвратительно. Это картошка на гусином жиру — звучит так себе, но получается очень вкусно». Сама Кира довольствуется ролью помощника: «Я ужасно готовлю. У меня все подгорает и убегает, поэтому я страшно нервничаю, когда подхожу к плите. Муж разрешает мне только резать овощи. Подготовить брюссельскую капусту, загрузить посудомоечную машину — вот это мое. Я не из тех женщин, которые умеют печь пироги. Я их покупаю».

Очевидно, что 33-летняя Найтли не готова подписаться под каким-нибудь одним расхожим определением женщины. Все ее героини, от авантюристки Элизабет Суонн до Анны Карениной, сами решают, как им жить (или не жить). Ее фея предпочитает розовые платья и блестки, ее Колетт идет против системы и пишет яркую прозу. Но вообще-то одно другому не мешает, уверена Кира. Она и сама пишет колкие эссе. В одном из них актриса раскритиковала идеальный внешний вид герцогини Кембриджской, которую сфотографировали практически сразу после рождения принцессы Шарлотты. «Через семь часов после родов она появилась перед журналистами на каблуках и с макияжем. Зачем? Зачем скрывать боль, которую чувствуешь?» Это эссе Кира посвятила дочери. «Я хочу, чтобы Эди знала, что она может стать врачом, ученым, инженером, а не принцессой в высокой башне. Настоящая женщина твердо стоит на земле, работает засучив рукава и идет своим путем. Ее не остановить». Как и саму Киру Найтли.

Фото: Liz Colins; Getty. Текст: Марианна Милкис. Стиль: Leith Clark. Макияж: Chanel. Прическа: Ben Skervin.