Как русский граф-эмигрант Олег Кассини стал личным модельером Жаклин Кеннеди

И причем тут теннис, Голливуд и большая политика.
Как русский графэмигрант Олег Кассини стал личным модельером Жаклин Кеннеди

Жаклин Кеннеди — одна из главных икон стиля XX века, в начале 1960-х ее стиль произвел настоящую революцию в моде, женщины во всем мире хотели одеваться как она. Когда пишут о стиле Жаклин, часто упоминают именитых дизайнеров того времени, которых она и правда любила: Валентино, Баленсиагу, Живанши. Однако большую часть ее нарядов за годы в Белом доме создал дизайнер Олег Кассини — модельер, граф русского происхождения, светский персонаж и плейбой. Кассини создал «архитектурный» стиль Жаклин и стал первым американским дизайнером, о котором заговорили в мире. Впрочем, несмотря на талант и предыдущие заслуги (Кассини делал костюмы для кино, одевал звезд Голливуда и к концу 1950-х был коммерчески успешным дизайнером), ему бы вряд ли удалось это, если бы не благородное происхождение, умение играть в теннис и большая политика.

Жаклин Кеннеди в платье работы Олега Кассини на ужине в честь вручения Нобелевской премии, апрель 1962 года

«Помни, ты граф Лоевский-Кассини!»

Олег Кассини происходил из благородного рода, его отец — граф Лоевский, был сыном известного адвоката, дед, Артур Кассини — потомок итальянцев, несколько веков живших в России. Артур Кассини был послом Российской империи в Вашингтоне, где мать Олега вращалась с одном кругу с Элис Рузвельт (дочерью будущего президента Рузвельта) и другими привилегированными американцами. Эти знакомства сыграют свою роль, когда Олег решит иммигрировать в Америку, — но не совсем ту, на которую он рассчитывал.

Олегу было четыре года, когда в России произошла революция. Его кузена убили у него на глазах во время Кронштадского восстания, семья уехала из России в Европу. Поскитавшись по разным странам, они осели во Флоренции, где мать Олега открыла ателье по пошиву платьев. Там семья стала использовать итальянскую фамилию Кассини. Графиня Кассини копировала парижские модели, как делали тогда большинство итальянских портных, и ориентировалась на богатых американских туристок. Бизнес пошел успешно, и со временем Кассини стали достаточно богатыми людьми. Но даже в годы безденежья мать старалась дать сыновьям (у Олега был младший брат Игорь) хорошее образование: они отлично сидели в седле, танцевали, играли в теннис, Олег учился живописи, а потом поступил в университет на юриста — впрочем, эта профессия ему не понравилась, гораздо охотнее он помогал матери в ателье. В 1929 году случился разразился мировой экономический кризис, американские клиентки Кассини потеряли свои доходы, и матери Олега пришлось закрыть бизнес. Олег уехал в Париж и поступил на работу к именитому кутюрье Жану Пату, где рисовал эскизы, а в 1933 году вернулся в Италию и открыл собственное ателье. Молодой Олег оказался прирожденным маркетологом и решил, что лучшей рекламой будут богатые и очень красивые девушки в его нарядах. Учитывая, что он вращался в светском обществе, найти подходящих «инфлюенсеров» и бесплатно сшить для них платья оказалось несложно. Вскоре у него в клиентках оказалась даже дочка Муссолини — потом, в Америке, это выйдет ему боком. А с итальянской элитой Олег поссорился, когда стало известно, что, имея невесту, он проводит ночи с другой, молодой и очень богатой девушкой: изменил одной, соблазнил и опорочил другую. Его перестали приглашать на светские мероприятия и вечеринки, но, как написал Кассини в своих мемуарах, он не осознавал глубины своего проступка, пока один из приятелей-аристократов не посоветовал ему уехать из города. И Олег отправился покорять Америку, которая нравился ему еще со времен общения с американскими туристами во Флоренции. Провожавшая его мать напутствовала его на причале: «Помни, ты граф Лоевский-Кассини!».

Ракетка и смокинг — набор джентльмена

Олег Кассини с актрисой Натали Вуд в клубе «Эль Марокко», 1956 год

В Америке все еще бушевала Великая депрессия, выпускники колледжей работали курьерами, но Олег прибыл в Штаты в декабре 1936 года в самом оптимистичном расположении духа. Он ехал с рекомендательными письмами к друзьям матери, номерами телефонов богатых американцев и американок, с которым познакомился еще во Флоренции, уверенностью в своем успехе и 25 долларами в кармане, которые остались от той сотни, что была у него с собой. «Я тратил деньги на корабле так, как будто в Нью-Йорке ими были устланы улицы, платил за всех в баре», — позже напишет он. К тому же, Олег был не в курсе американских цен: когда он зашел подстричься и парикмахер взял с него 2,5 доллара, он решил, что его хотят обмануть как иностранца — в Италии это стоило в 10 раз дешевле. Дальше оказалось, что рекомендательные письма не имеют особого успеха, а его знакомые не готовы оплачивать его проживание в роскошном отеле. Олег съехал в дешевое общежитие и целые дни проводил в поисках работы. Потом к нему присоединились брат и родители, все вместе они сняли крохотную тесную квартиру в бедном квартале. Вернуться в круги элиты, к которой, как Олег считал, он принадлежит по праву, помогли смокинг и теннис. Олег надевал смокинг и ходил в самые популярные ночные клубы Нью-Йорка со своими приятелями по Италии, которые не знали, в каком бедственном положении теперь находится граф. Он даже умудрился скоропалительно жениться на богатой наследницей Мэри Ферни (и также быстро развестись с ней). Теннис помог Олегу еще больше: они с братом пришли в теннисный клуб Вест-Сайда, представились итальянскими теннисистами с высоким рейтингом, легко обыграли противников на корте и получили приглашение стать членами клуба. Позже благодаря умению играть в теннис Олег получит работу художника по костюмам в Голливуде — его партнер по корту окажется директором-распорядителем студии Paramount, где как раз требовался сотрудник. И Олег начинает работать на одной студии с великой Эдит Хед, делать костюмы для звезд Голливуда Вероники Лейк, Авы Гарднер и Джин Тирни, которая вскоре станет его женой.

Олег Кассини с Джин Тирни

Любопытно, что позже, на излете брака с Кассини, у Джин Тирни будет головокружительный роман с Джоном Кеннеди. Однако для католика Кеннеди с большими политическими амбициями жениться на женщине, которая уже была замужем, будет недопустимо. В конце концов Джин и Джон расстанутся, Джон женится на Жаклин, а вот с Олегом будущий президент США подружится.

Джон Кеннеди, Шарль де Голль и Жаклин Кеннеди в костюме работы Олега Кассини в время визита в Париж

Друг семьи президента

«Если бы я мог прожить жизнь заново, я бы выбрал другую веру, отца и жену», — эту фразу как-то сказал Джон Кеннеди, описывая причины, по которым его больше всего критиковали. Америка 1950-х — преимущественно протестантская страна, Кеннеди — католики. Его отец Джозеф — миллиардер, заработавший состояние на биржевых спекуляциях и торговле спиртным во времена сухого закона, посол США в Великобритании, во время Второй мировой войны выступавший за сотрудничество с Гитлером, очень амбициозный и харизматичный человек, жаждавший стать президентом. Молодого сенатора Джо Кеннеди считают несамостоятельным и транслирующим отцовскую политику. Красавица-жена Жаклин слишком умна и эмансипирована. До свадьбы она работала корреспонденткой на телевидении, что среди обеспеченных женщин того времени было не принято. Она год училась в Сорбонне, слишком любит Францию — и парижских дизайнеров. Еще во время предвыборной кампании журналисты насчитали, что Жаклин потратила на одежду французских дизайнеров огромные по тем временам 30 тысяч долларов. Жаклин оправдывалась: мол, она не смогла бы потратить столько, даже если бы носила нижнее белье из соболей. Однако правда в том, что в следующем, 1961 году, когда она стала первой леди, на наряды у нее ушло 145 тысяч долларов — это было на 45 тысяч больше годового президентского жалованья.

Семья Кеннеди в 1963 году. Жаклин в платье работы Олега Кассини

Во время предвыборной кампании Жаклин появляется на публике глубоко беременной и рассказывает во всех интервью, что главная задача первой леди — заботиться о президенте и его детях. Сразу после победы Кеннеди на выборах и родов Жаклин поставлена перед сложной задачей: собрать новый гардероб у американских дизайнеров. И секретарь Жаклин звонит Олегу Кассини. К этому времени Кассини уже друг семьи Кеннеди. Сначала, еще в начале 1950-х, он подружился с Джозефом Кеннеди, и тот порекомендовал сыну обратить на Олега внимание. С Жаклин Кассини познакомился за несколько месяцев до ее свадьбы, а после даже сопровождал ее на некоторых мероприятиях, когда Джон не мог присутствовать. А на праймериз 1960 года Олег даже внес пожертвование на кампанию Кеннеди.

Из всей предыдущей истории может показаться, что Олег Кассини вел жизнь талантливого мистера Рипли — он и сам стремился создать такое впечатление в своих мемуарах, но это не совсем так. С момента приезда в США Олег не оставлял попыток стать дизайнером, запустил не одно предприятие с партнерами и в начале 1950-х наконец основал собственную марку, которая стала коммерчески успешной. Получив звонок из Белого дома, он справедливо рассудил, что у Жаклин уже лежат образцы весенних коллекций других дизайнеров, и приехал на переговоры со стопкой эскизов, нарисованных специально для нее. И услышал: «Олег, это то, что мне нужно».

«У вас есть шанс создать американский Версаль».

Жаклин Кеннеди в платье Олега Кассини во время визита в Индию, март 1962 года

Олег Кассини предложил первой леди полностью отвечать за ее гардероб. «У вас есть шанс создать американский Версаль», — сказал он ей, и это полностью отвечало желаниям самой Жаклин, которая мечтала быть как принцесса де Рети, только моложе. Джеки согласилась, хотя потом не всегда выполняла условия договора. Так, например, существует как минимум несколько вещей из ателье Chez Ninon, где ей шили лицензированные копии нарядов парижских кутюрье. Среди них — розовый костюм, точная копия костюма Chanel, который был на Джеки в день убийства президента Кеннеди в 1963 году, или бордовый костюм, в котором Жаклин проводила телеэкскурсию по Белому дому. Но все-таки большую часть — более 300 нарядов — сшил для нее Олег Кассини. Сам он пишет, что они активно обсуждали эскизы, потому что Жаклин всегда знала, что ей надо, и создали в конце концов «стиль Жаклин»: элегантный, лаконичный, очень модный. В работе с Жаклин положительную роль сыграл опыт Кассини в кино: он понимал, как сделать так, чтобы наряд Жаклин эффектно смотрелся на фото и по телевизору. С самого начала он решил, что будет думать о ней как о кинозвезде и создавать платья, которые будут украшать лично ее.

Первый же образ, который сделал Кассини для церемонии инаугурации — светлое пальто с маленьким меховым воротником, муфтой и шляпой-таблеткой, произвел фурор. В следующем месяце магазины были заполнены копиями этого пальто, а шляпы-таблетки стали самым модным головным убором даже по другую сторону океана.

Пальто Жаклин Кеннеди для инаугурации работы Олега Кассини. Шляпку-таблетку часто приписывают дизайнеру Рою Холстону, однако Олег Кассини в своих мемуарах «От Голливуда до Белого дома» отмечает, что придумал ее он вместе с главным редактором американского Vogue той поры Дианой Вриланд, а изготовили в мастерской Bergdorf Goodman.

Платье, которое Олег Кассини сшил Жаклин для концерта накануне инаугурации, нравилось ей гораздо больше, чем наряд для инаугурационного бала, изготовленный в мастерской универмага Bergdorf Goodman.

Жаклин Кеннеди в платье Олега Кассини на официальном приеме в Мехико, 1962 год

Многие, наверное, помнят фотографию Жаклин Кеннеди с Ниной Хрущевой, на которой контраст стиля американской и советской первых леди бросается в глаза, но вообще стиль Жаклин был передовым и для Америки. Например, она никогда не носила шубы — в отличие от богатых американок тех времен, хотя бы ее предшественницы в Белом доме Мейми Эйзенхауэр.

Жаклин Кеннеди и Нина Хрущева на саммите в Вене, июнь 1961 года

Жаклин Кеннеди и предыдущая первая леди — Мейми Эйзенхауэр.

Жаклин ввела моду на крупные, обтянутые тканью пуговицы, прямой и А-силуэт, которые в то же время в Париже появятся в коллекциях Марка Боана для Dior, Chanel и станут символом 1960-х. Джеки ежегодно возглавляла рейтинг самых стильно одетых женщин, картинки, иллюстрирующие ее стиль, появились даже в ленинградском журнале «Моды», а престиж профессии дизайнера в США вырос до небывалых высот.

Однако любовь Жаклин к парижским дизайнерам было не победить. После гибели Джона Кеннеди сотрудничество Жаклин с Олегом Кассини прекратилось. Уже не будучи связанной требованиями большой политики, она заказала весь траурный гардероб у Валентино, а через год, окончательно освободившись от роли первой леди, перешла на лаконичные джинсы и тельняшки — оставшись в них не менее стильной.

Олег Кассини и Жаклин оставались в хороших отношениях и периодически обедали вместе. Кассини успешно развивал свой бизнес, одним из первых начал выпускать товары по франчайзингу под своим именем, опередив в этом Пьера Кардена, в конце 1960-х выпустил хит мужской моды — рубашки ярких цветов, написал мемуары и даже вел свое шоу на телевидении. Он намного пережил Жаклин и умер в 2006 году, в возрасте 92 лет, за два года до смерти получив премию Совета американских модельеров. До глубокой старости он играл в теннис.

Фото: Getty Images, AP/East News