Хейли Стейнфилд и Анна Барышникова — о «Дикинсоне», феминизме и изоляции

Чего ждать от третьего сезона сериала «Дикинсон»?

5 ноября на стриминговом сервисе Apple TV + выходит финальный сезон сериала «Дикинсон», новаторского байопика о жизни американской поэтессы позапрошлого века Эмили Дикинсон, получившего премию Пибоди. Специально для российского Glamour Жанна Присяжная встретилась с актрисами, исполняющими роли сестер Дикинсон: номинанткой на «Оскар», певицей и исполнительным продюсером сериала Хейли Стейнфилд («Железная хватка», «Человек-паук: Через Вселенные 2», «Соколиный глаз»), играющей Эмили, и актрисой Анной Барышниковой («Манчестер у моря», «Воспитательница»), исполнившей роль Лавинии.

Мне посчастливилось говорить с вами накануне премьер каждого из трех сезонов сериала, и одно остается неизменным на протяжении всех этих лет: «Дикинсон» очень феминистический продукт с точки зрения и сценария, и подхода к съемкам. А как ваши взгляды на феминизм изменились за это время?

Хейли Стейнфилд: Меня впечатлила не только Эмили Дикинсон, но и все те женщины, которые работали над сериалом, начиная с создательницы «Дикинсон» Алены Смит («Служба новостей»). 

Я помню, как читала сценарий первых двух эпизодов и в одной из открывающих сцен Лавиния просит Эмили взять ведра и пойти с ней за водой. Эмили спрашивает, почему Остин не может этого сделать, он же их брат и один из мужчин в семье? Ответ был: потому что он — это он, а ты — женщина. И Эмили возражает, мол, это чушь собачья или что-то в этом роде. Я прочитала это и сразу поняла, о чем будет сериал, — мне это понравилось! Мне нравится, что сериал высвечивает все ограничения и трудности, с которыми сталкивались женщины того времени. Это напоминание о том, через что женщинам приходилось проходить, и о том, что нам еще предстоит изменить. Я надеюсь, что это многих вдохновит, потому что Эмили Дикинсон — очень сильная женщина, которая прямо говорила о том, во что верит и что думает. 

Анна Барышникова: Безусловно, сама Эмили Дикинсон — бесстрашная и смелая, она ставила под вопрос стереотипные представления о том, какой должна быть женщина. Но и сейчас мы видим, что недостаточно просто демонстрировать сильных женских персонажей на экране, важно давать женщинам работу, поддерживать тех, трудится в нашей индустрии. Я была рада, что создатель сериала Алена Смит — женщина; наши вторые режиссеры — обе женщины, наш художник по костюмам — женщина, да и в целом над нашим сериалом работало больше женщин, чем обычно. Для меня это имеет большое значение, потому что это реальная поддержка делом, а не только разговоры.

Каково было играть сестер Эмили и Лавинию Дикинсон на протяжении трех сезонов? Как вас изменили эти роли?

Хейли Стейнфилд: Мне довелось сыграть литературную икону, чье творчество и сегодня оказывает огромное влияние на читателей. Сам факт того, что мне досталась ее роль, уже многое для меня значит. Я думала о том, что было бы, если бы Эмили Дикинсон жила в наше время; что бы она подумала о нашем сериале, если бы могла прочитать восторженные отзывы зрителей. Мне было интересно поразмышлять об этом, потому что в «Дикинсон» есть несколько моментов, когда Эмили сама задумывается об этом, пытается понять, что будет, если ее работы увидят свет, и какие чувства при чтении ее стихотворений будут испытывать люди. 

А еще, поскольку мне представилась возможность меняться вместе с этим персонажем, я многому у нее научилась! Я чувствую, что сильно выросла благодаря ей. Каждый сезон напоминает мне о том или ином отрезке моей жизни, поэтому благодаря ему я легко переношусь в то время. Так что не могу сказать, что сериал меня изменил, но он точно помог моему личному и профессиональному росту!

Анна Барышникова: У Лавинии второстепенная роль, но при этом она буквально всем помогает. Знаете, в тиктоке есть тренд Main Character, так вот, Лавиния — главная героиня в своей собственной истории, но при этом она привносит в жизнь Эмили поддержку! Сыграв ее, я задумалась: какую роль я играю в жизни своих друзей, брата, сестры? Я начала размышлять, как я могу привнести что-то хорошее и доброе в их жизни, как я могу развеселить их, помочь чувствовать себя защищенными, понятыми и принятыми. Так что после окончания съемок, я надеюсь, эти черты характера Лавинии навсегда останутся со мной. 

Раз уж речь зашла о тиктоке и социальных медиа... Хейли, у вас почти 15 миллионов фолловеров в инстаграме — как вы думаете, возможно ли сделать наше будущее лучше, общаясь с подписчиками?

Хейли Стейнфилд: Я считаю, что социальные медиа — это потрясающий инструмент, который помогает нам держать связь с людьми. Конечно, каждый раз, когда мне говорят, сколько у меня подписчиков, голова у меня идет кругом, потому что обычно я об этом не задумываюсь (смеется). Это так здорово, что есть люди, которым не безразлично то, что я делаю, моя работа, мои мысли и чувства по тому или иному вопросу. Так что это честь для меня — иметь платформу для высказывания, и я очень благодарна за эту возможность.

Анна, ваша Лавиния — моя любимая героиня, она самый забавный персонаж сериала. Как вы работали над комедийной составляющей роли?

Анна Барышникова: Спасибо! Да, порой я волновалась, что могу не попасть в тональность сериала, что хожу по краю, особенно когда смотрела сцены между Эмили и Сью или Эмили и Эдвардом — у них были такие драматичные сцены, как из «оскаровских» фильмов. А что я делала тем временем? Я гримасничала. Но я думаю, мне повезло — для меня сценарий Алены Смит оказался подарком, потому что он максимально приближен к реальной жизни. Каждый раз, когда Лавиния совершала самые нелепые и дурацкие поступки, они оказывались очень реальными и очень часто даже исторически верными! Это еще одна примечательная черта сериала — когда вы видите какие-то необычные подробности, прогуглите, обычно этот элемент или сцена основаны на исторических фактах. Так что для меня как для актрисы это подарок, потому что благодаря этому у меня есть возможность воплощать на экране самые необычные идеи.

Хейли Стейнфилд: Раз уж речь зашла о тональности сериала и о том, как Лавинии удалось это балансировать, я тоже выскажусь. Каждый раз, читая сценарий, я думала о том, что Лавинии всегда достаются необычные задачи, я с нетерпением ждала возможности увидеть, как ты это сыграешь! И я неизменно поражалась, как ты балансируешь комедийный элемент сериала с исторической реальностью! Это настолько тонкая грань, это так сложно, но ты с этим справилась великолепно! И должна сказать, что согласна с вами: Лавиния — тоже мой любимый персонаж!

Смотреть на ваших героинь-сестер очень интересно. Каково было работать друг с другом, к примеру, над сценой, где Эмили рассказывает Лавинии о своих чувствах к Сью?

Хейли Стейнфилд: Мне кажется, это прекрасно — когда Эмили наконец открывается одному из членов своей семьи и рассказывает о чувствах, которые она испытывала, кажется, всегда. И открывается именно Лавинии. Связь между сестрами и так сильна, но в третьем сезоне их сестринские узы становятся еще крепче. Мне это очень по душе. Раньше об отношениях Эмили и Сью знали и говорили только сами Эмили и Сью. И моему персонажу только предстоит узнать, что Лавиния поддерживает ее, и это прекрасно. 

Анна Барышникова: Меня очень трогает любовная поэзия Эмили Дикинсон и фигура Сью; взять хотя бы строки Sue — forevermore («Сью — навсегда!»), мне кажется, это так красиво! В нашем сериале поднимаются самые разные темы, но мне нравится, что Эмили находит возможность стать ближе с сестрой. Это все происходило во времена, когда понятия «закрытости» этой части жизни почти не существовало. Мне нравится, как Лавиния отвечает Эмили, когда та признается, что всегда любила Сью. Лавиния говорит: «Мне кажется, я всегда это знала». В этом нет ни стыда, ни шока. Мне кажется, это близко к реальной жизни и их отношениям.

Между временем, когда разворачиваются события сериала, и нашим так много параллелей. Как это повлияло на вас?

Хейли Стейнфилд: Меня это всегда пугало. И я ощущала это на протяжении съемок каждого сезона. Кажется, что у Алены Смит есть способность предвидеть будущее. К примеру, когда мы снимали первый и второй сезоны, я готовила себя и своего персонажа к жизни в изоляции, пыталась понять, каково это (сама поэтесса провела всю жизнь в изоляции в доме родителей, где написала около 1800 стихотворений, которые были опубликованы только после смерти автора. — Прим. Glamour). 

Теперь мы, вроде, выходим из локдауна, хотя по сути продолжаем жить в этих реалиях и называем их «новой нормой». Я думаю, в третьем сезоне мы как раз передаем те чувства, которые сейчас испытывают многие, — безысходность, утрату, скорбь и горе. Пандемия повлияла на всех нас, и мне помогла справиться с этим — простите, нет других слов — непростым временем роль Эмили Дикинсон и работа над сериалом.