#Этонелечится: истории людей, победивших рак, но не свои привычки

Благотворительный фонд Константина Хабенского познакомил команду Glamour с пятью девушками, которые смогли победить рак, но не смогли отказаться от своих привычек.
Этонелечится истории людей победивших рак но не свои привычки

Благотворительный фонд Константина Хабенского запустил проект #этонелечится, в рамках которого известные (от Владимира Познера до Снежанны Георгиевой) и не очень люди честно делятся своими историями — как они преодолели болезнь, но не смогли расстаться со своими привычками. Потому что есть вещи, которые не лечатся: страхи, которые мы приобрели в детстве, особенности характера, наши страстные увлечения. Но рак в этот список не входит.

Мы поговорили с пятью героинями: они преодолели рак, но не свои привычки. И их истории — лучшее доказательство: рак лечится.

Анна Гладкова

Мое любопытство точно не лечится, в отличие от рака.

Я столкнулась с диагнозом в феврале 2019 года, в марте мне сделали первую операцию, в мае — вторую, в июне провели лучевую терапию, а сейчас я в ремиссии. Мне повезло: меня всегда поддерживали мой муж и три сына — в том числе и в моих безумных затеях. Я шучу, что мое любопытство невозможно вылечить. Итог — спустя всего лишь два месяца после операции я прыгнула с парашютом, набила две татуировки в виде пчел, проехала на байке со скоростью 150 км/ч, впервые побывала на Средиземном море и попробовала устриц. А еще похудела на 30 кг, уволилась с работы экономистом и пошла учиться на персонального фитнес-тренера. Я зависима от положительных эмоций, просыпаюсь каждый день с невероятным любопытством внутри — и это у меня не отнять.

Мария Кравченко

Мой оптимизм не лечится. В отличие от рака.

Я помню, что была рада, когда диагноз наконец-то поставили и я узнала, что со мной. Мне было 11 лет. Думала: мы с врачом составили план, сейчас меня быстро вылечат, и я попаду в августе на концерт группы «СПЛИН» — серьезная мотивация! Моя жизнь изменилась радикально: я перевелась на домашнее обучение, стала учиться рисовать, начала помогать бездомным животным. Конечно, были негативные моменты: я трагично воспринимала тот факт, что теперь не могу общаться с друзьями, с тех пор безумно ценю дружбу и людей рядом. Мне было трудно принять себя без волос, но решение побриться я приняла сама. Даже парик потом купила, но надела его всего один раз — на 1 сентября. Придя домой, решила, что отражение в зеркале совсем на меня не похоже, и выкинула парик.

Сложно было согласиться с тем, что ты не можешь быть ни в чем уверен на 100 %. Ты можешь стать здоровой завтра, а можешь через год. Еще дети в школе постоянно спрашивали, почему я в маске, боялись заразиться, хотя маска нужна была для защиты меня.

Но меня никогда не покидал оптимизм. Даже в самой серьёзной ситуации я всегда найду что-то хорошее, придумаю, как над ней посмеяться. И это не лечится!

Поэтому тем, кто сейчас находится на пути к выздоровлению, советую никогда не терять веру в себя и в свою жизнь! Будьте счастливыми, просто будьте! А ещё странными, смешными, нежными, добрыми, сумасшедшими — да какими угодно! Придумайте себе что-то, ради чего стоит жить, верьте в свои мечты. Кстати, на концерт я тогда сходила!

Татьяна Макаренко

Я не смогла победить боязнь воды, в отличие от рака.

В 28 лет я узнала об опухолях в груди и матке. Тот год стал поворотным: я пережила развод, переехала, поработала над своим окружением, оставив лишь близких, начала новую жизнь с маленьким ребенком на руках. Дочь была со мной на каждой пункции, каждой капельнице, каждом УЗИ. Мне кажется, что болезнь будто останавливает нас, чтобы в бешеном потоке жизни мы замедлились и вспомнили, как важно уделять время самому себе. Рак заставил меня пересмотреть взгляды на многие вещи: на питание, на отношение к жизни, на мечты, мысли, людей.

Страх перед словом «рак» у меня прошел, а вот страх глубины больше метра остался. Я не могу прыгнуть с катера в море, не могу заставить себя прийти на обучение плаванию, не могу перебороть боязнь утонуть — я пробовала, но это не лечится. В отличие от рака!


Анна Бацян

Я очень люблю сладкое. И это, в отличие от рака, не лечится.

Я узнала о диагнозе в канун своего 13-го дня рождения — тогда подумала, что это неизлечимо, и стало очень страшно. Тем более, что болезнь очень повлияла на мои отношения с «друзьями» — я потеряла контакты, мы больше не общаемся, меня никто не поддерживал и не писал мне, то лето 2017 года было очень сложным. Но этот опыт и рак помогли мне повзрослеть, теперь я иначе смотрю на мир. Наверное, если бы не болезнь, я была бы обычной девочкой, которая ходит в школу и после уроков гуляет до вечера. Рак помог мне изменить отношение к себе: раньше я не любила себя, свое тело, много плакала из-за потери волос, грустила, когда видела девушек с локонами. Но сейчас я осознаю — это такие пустяки! И если вы столкнулись с раком, не переживайте, все пройдет, появятся прекрасные настоящие друзья и уйма веселых занятий.

А еще я очень люблю сладкое! Обожаю мороженое и блины — не откажусь даже за миллион долларов. И вот это точно не лечится!


Наталья Арцимович

Я обожаю рукоделие — и это, в отличие от рака, не лечится

Мне поставили диагноз в 37 лет. Тогда из-за воспаления лимфоузлов я сдала биохимический анализ крови. Сначала мне вынесли предварительный диагноз — лимфолейкоз, затем была пункция костного мозга, анализ которой исключил лейкоз. После проведения трепанобиопсии и биопсии подмышечного узла и исследования полученных материалов был поставлен окончательный диагноз.

Во время лечения меня спасло мое увлечение рукоделием. Всегда обожала шить, вязать, вышивать. Руки после химии начали неметь: вышивка крестиком стала отличной профилактикой нейропатии. Муж говорит, что порядок для меня — самое важное: все вещи должны лежать на своих местах, все должно идти по заранее установленному расписанию. Я всегда все планирую, обожаю составлять списки. Вышивание крестиком — это тоже про порядок, кстати! И это точно не лечится.

Фотограф: Стас Мартынов

Стилист: Полина Шабельникова

Продюсер: Тамара Айдемир

Макияж: Юля Бондарева, Евгения Штром / Krygina Studio

Волосы: Карина Газиумарова/ Matrix, Илья Соболев / Redken