«Очень вредная иллюзия — считать, что молчание — залог безопасности»: Карен Шаинян

Журналист и номинант на премию Glamour Influencers Awards Карен Шаинян рассказал о внешней и внутренней гомофобии, о так называемой «гей-пропаганде» и других актуальных вопросах.
Карен Шаинян «Очень вредная иллюзия — считать что молчание — залог безопасности»

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

В январе этого года журналист Карен Шаинян запустил YouTube-канал Straight Talk With Gay People / «Открытый разговор с веселыми людьми». Согласитесь, смелый шаг в стране, где, по опросам, 18 % населения высказываются за «ликвидацию» геев и лесбиянок. Мы поговорили с номинантом премии Glamour Influencers Award 2020 о внешней и внутренней гомофобии, о так называемой «гей-пропаганде» и о том, в чем все-таки сила.

Я почитала комментарии к выпускам вашего шоу и удивилась, насколько они в целом положительные. Скажите честно, вы их чистите?

Вы не первый человек, кто об этом спрашивает. Единственное доказательство того, что я не делаю этого, — количество лайков и дислайков. На них я никак повлиять не могу. Лайков в сотни раз больше. Злые комментарии есть, но их немного. Я не успеваю читать все, но приветствую критику, стараюсь отвечать, если это не совсем ужас…

...вроде «гори в аду»?

На «гори в аду» особо ведь ничего и не ответишь. Но когда люди выступают с критикой, — это же приглашение к полемике. Собственно, я затевал всю эту историю не для людей, которые со мной согласны, а для тех, с кем мне хочется на эту тему подискутировать. Надеюсь, что кого-то я смогу сдвинуть с той точки, на которой они стоят. Ведь проблема не только с гетеросексуальным обществом, которое часто не принимает ЛГБТ. Есть и представители ЛГБТ, которые страдают внутренней гомофобией и сами себя боятся...

Извините, если вопрос глупый, но что такое «внутренняя гомофобия»?

Нет, это не глупый вопрос. В XX веке у евреев, например, встречался внутренний антисемитизм. Смысл в том, что ты не можешь быть в бесконечной оппозиции к окружающему миру, поэтому незаметно впитываешь многие вещи, которые видишь вокруг себя. Помню одно свое свидание с чуваком, с которым я познакомился в приложении. Я тогда как раз приехал из Тель-Авива — там был парад, неделя вечеринок, праздник на набережной. И вот я ему об этом рассказываю, а он говорит: «Я вообще всего этого не понимаю. Зачем выставлять напоказ? Это же отвратительно. Дети могут все увидеть». А я прекрасно это понимаю, я ездил туда со своим ребенком и с его матерью. Чувак начинает буквально захлебываться от негодования — и я слышу, как он говорит, какими фразами пользуется. Думаю, что вы как коллега должны понимать, что язык не обманывает. Он говорил фразами из шоу Соловьева. Люди транслируют то, что слышат и видят. Это и есть внутренняя гомофобия. Также бывает, что парни говорят о том, что ненавидят женоподобных геев. В том смысле, что если тебе нравится мужик, то он и должен выглядеть как мужик.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

То есть тот, кому нравится женственный мужчина, — «недостаточно гей»?

Да, как же мне может нравится женоподобный мальчик, если я — гей? На самом деле это воспитанная с детства маскулинность, которая проистекает из того, что ты боялся быть слишком женственным или слишком необычным, чтобы тебя одноклассники не начали буллить, чтобы тебя не разоблачили. С годами человек матереет и обрастает очевидной защитой: «Я презираю этих манерных, они недостойны носить звание настоящего гея». И такого много. Все это, конечно, проявления гомофобии, которые я замечал и за собой и с которыми мне удалось завязать.

Российское общество гораздо менее гомофобно, но это не значит, что у нас нет проблем с гомофобией, их очень много.

Вы часто говорите, что наше общество не так гомофобно, как мы думаем. Но буквально за полчаса до нашего разговора мне на глаза попался свежий опрос «Левада-центра», где 18 % респондентов — то есть практически каждый пятый! — ответили, что геев нужно ликвидировать…

Я не видел этот опрос. Что имеется в виду под «ликвидировать»?

К сожалению, не объясняется.

Знаете, про опросы очень подробно и интересно рассказывает Катя Шульман. Она часто разъясняет, почему опросам нельзя верить. Как были заданы вопросы? В каком количестве? От этого зависит результат и его интерпретация. Я помню, в прошлом году тот же «Левада-центр» опубликовал данные, что 40 % населения не возражает против легализации гей-браков. У меня в памяти осталось это в такой формулировке, возможно, звучало как-то иначе. Но легко можно было сделать вывод, что большинство людей супертолерантны к тому, чтобы священный институт брака был доступен всем. Я имею в виду, что российское общество гораздо меньше гомофобно, но это не значит, что у нас нет проблем с гомофобией, их очень много. Я уверен, что единственное оружие против гомофобии — открытость. Наши страхи больше, чем реальная угроза, потому что эти страхи велики у всех с детства. У каждого представителя ЛГБТ-сообщества главная борьба — не с окружающим миром, а с самим собой.

А что вам помогло победить в этой борьбе?

Друзья. Я сделал каминг-аут в 17 лет (сейчас Карену 38. — Прим. ред.), и первые, кто меня поддержал, были друзья, а не родители. Постепенно я расширял круг людей, которые так или иначе включены в мою жизнь. Рассказал родителям, коллегам. Но все равно стремно. Потому что практически каждый день возникают ситуации, где ты либо это скрываешь, либо нет. Сейчас мне все реже приходится это артикулировать, потому что все и так очевидно. В последний год я это сделал практически своей работой.

Чувствуете себя немного Харви Милком?

У меня отсутствуют какие-либо политические амбиции. Более того, я считаю, что в России невозможно появление политического лидера, который бы отстаивал права геев. Потому что нет критической массы геев, которые хотели бы этого. Думаю, что мы живем с наследием глухой аполитичности. В России мы считаем нормальным говорить, что не интересуемся политикой. Аполитичность воспитана десятилетиями тоталитарного и авторитарного строя: «все равно от тебя ничего не зависит, все равно ничего не получится». В 2013-м мы прохлопали ушами закон о «гей-пропаганде», теперь это дичайшее словосочетание стало нормой. Уже не кажется пещерной дичью формулировка, которую используют чиновники, учителя, директора школ. Все могут использовать это совершенно легитимно и спокойно, делая тебя и еще 14 млн человек в этой стране людьми второго сорта. И если так и будет продолжаться, то я не удивлюсь, если через несколько лет уже 60 % опрошенных скажут, что ЛГБТ-сообщество нужно ликвидировать в прямом, физическом смысле. Вот это звучит очень мрачно, слишком утопично, поэтому я ненавижу это обсуждать. Идея моего проекта в том, что мы будем говорить не о том, как тяжело и страшно живется в России ЛГБТ-сообществу. Я общаюсь с людьми, которые не заламывают руки, а рассказывают какие-то классные, жизнеутверждающие, глубокие и честные, но не трагические истории.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Ваше шоу стартовало в конце января — уже можно первые итоги подводить. Насколько ваши ожидания совпали с тем, что получается в итоге?

Мне казалось, что будет очень сложно найти звезд, уговорить их на интервью, отыскать деньги, поехать и снять. Первое время я долго пытался объяснить, в чем прикол, мне не отвечали. Было много вежливых отказов. А со временем оказалось, что весь этот продакшн и пре-продакшн проще, чем я думал. Я как-то научился это делать. И мой главный страх — что это будет никому не нужно — тоже не оправдался. По крайней мере, если судить по тем тысячам комментариев и сообщений, которые мне приходят. Несмотря на то что людей на канал подписывается не так много. Сейчас у меня 29,5 тысяч подписчиков.

А какова ваша цель? Необязательно же миллионы просмотров…

Ну, во-первых, миллионы просмотров! Во-вторых, эти миллионы просмотров должны конвертироваться в то, чтобы у людей постепенно открывались глаза и рты. Это единственный залог счастья, гарантия безопасности жизни. Очень вредная иллюзия — считать, что молчание залог безопасности. Конечно, это не так. Важно, чтобы ты был счастлив: в ладу с собой, в контакте со своей личностью и с единомышленниками. Чтобы в жизни было много любви, в ней должно быть много правды. Кажется, сейчас я начал говорить то ли как Паоло Коэльо, то ли как Сергей Бодров.

Значит, сила в правде?

Да! И счастье в ней же!

ГОЛОСУЙТЕ ЗА ЛЮБИМЫХ НОМИНАНТОВ GLAMOUR INFLUENCERS AWARDS 2020 ЗДЕСЬ