Как создаются культовые образы в кино: рассказывает художник по гриму

Художник по гриму Айгуль Хабирова рассказывает, как она попала на съемочную площадку и пригодился ли ей опыт работы визажистом.
Как создаются культовые образы в кино рассказывает художник по гриму

В этой истории я самозванец. Чтобы стать мастером по гриму, люди оканчивают художественно-технические училища, осваивают пастижерское дело — учатся делать парики и усы, шрамы и татуировки. Это сложная, виртуозная работа. Я же отучилась в школе стилистов «Персона» и долго работала в журналах, на ТВ, была одновременно стилистом и визажистом у Федора Бондарчука на съемках клипов. А потом с его подачи случилась «9 рота», и меня унесло кино, захватило так, что я до сих пор не могу выбраться. Это был мой первый полный метр, я работала ассистентом на гриме и не знала абсолютно ничего.

Айгуль Хабирова

«9 рота»

Визажист и гример — две разные профессии. Первая мне на тех съемках совершенно не пригодилась: «9 рота» — это грязь и увечья, а визажист (особенно 15 лет назад) — это идеальные лица. Кино в принципе чаще показывает жизнь, далекую от образов из глянцевых журналов (хотя бывают, конечно, эпизоды про свадьбу — вот тут есть где разгуляться). Еще одно отличие заключается в том, что визажист работает с одним человеком или с небольшой группой, а художник по гриму отвечает за все образы в фильме, включая массовку.

Кадр из фильма «Орлеан»

Я люблю актеров, с которыми можно сочинять историю персонажа. Большинство актрис именно так и делают — придумывают себе женщину, которую играют. Вот Елена Лядова­ в истории Андрея Прошкина «Орлеан­». По сюжету ее героиня живет в провинции и работает в салоне красоты. Андрей хотел, чтобы она была такой «райской птицей» то ли из прошлого, то ли из будущего. И мы решили, что Лена будет менять парики — один из них я соорудила буквально на абажуре из Ikea.

После «9 роты» я осуществила свою мечту и съездила по­учиться в Лос-Анджелес в Cinema Makeup School. Прошла два курса: «Пластический грим» и «Спецэффекты». Но все-таки пластический грим (вспомните Райфа Файнса в образе Волан-де-Морта. — Прим. ред.) — отдельная профессия, и многие детали я по-прежнему заказываю другим мастерам. Моя же работа — это целостный образ и визуальный характер героев. И начинается она с чтения сценария. Если текст нравится, я впрыгиваю в работу — так было с «Методом», «Заложниками», «Триггером».

Кадр из фильма «Метод»

Кадр из фильма «Заложники»

Я не очень люблю гримеров, работа которых видна на экране. Если речь не идет о фэнтези, актер не должен выглядеть ряженым.

Конечно, у визажистов и гримеров есть общие приемы: подготовка кожи к макияжу, массаж, психологический настрой. Пока актер сидит у гримера, он вживается в роль, и ни в коем случае нельзя ему мешать. Поэтому перегрим (переделка грима. — Прим. ред.) практически невозможен — он может выбить актера из колеи. Так что к реквизиту и выбору косметики я отношусь очень требовательно. Например, для идеального тона мне нужны четыре средства. Первое — минеральная пудра Jane Iredale. Кладу ее на базу, сбрызгиваю водой, и она отлично держится и вообще незаметна на коже. (Хотя Паулина Андреева и Светлана Иванова, например, не очень ее любят, считают, что она сушит кожу, — и для них я использую другой тон.) Второе — корректор, тоже Jane Iredale. Третье — кремовые прозрачные румяна свекольного оттенка, они подходят всем. И последнее — корректор холодного коричневого оттенка, которым можно сделать и морщины, и синяки, и скульптурирование лица (как говорят актрисы, «давай мертвенькую меня сделаем»). Для глаз мои любимые помощники — карандаши Armani и тушь Max Factor. Для бровей использую только тени. Любимые — Shiseido: они не осыпаются и с ними можно регулировать ширину мазка. А вот всевозможные средства для бровей мне кажутся ненужными наворотами — в кино я не могу рисковать и экспериментировать с непроверенными материалами.

Как создаются культовые образы в кино: рассказывает художник по гриму
ГалереяCлайдов: 3
Смотреть галерею

Вообще же необходимый минимум для моей работы — семь ящиков объемом по 70 литров каждый. В одном — все для ухода, включая аптечку и прокладки (актеры приходят в гримерку буквально за всем); в другом — все для укладки волос; в третьем — приборы для стайлинга; в четвертом — парики и усы; в пятом — кисти; в шестом — аксессуары для пластического грима и лаки для ногтей; в седьмом — как раз косметичка, тональные кремы, тени, блески, тушь, румяна, помада. Все семь всегда со мной — надо быть готовой, когда во время съемки ­прибежит каскадер со словами: «Здрасьте, я снимаюсь и играю вон того персонажа». И у тебя должно быть все, чтобы быстро сделать его ­похожим.

Кадр из фильма «Орлеан»

А условия бывают такие, что до ближайшего магазина — только на оленях. Этой зимой, например, начались съемки фильма «Летчик» с Петром Федоровым (премьера в 2020 году). Мы жили на турбазе на Валдае, и я каждую ночь ждала в гости медведя, а от павильона до гримерки идти было два с половиной километра по снегу... И кто после этого скажет, что в нас пропал дух ­авантюризма?

Кадр из фильма «Линкольн»

Зачем мастер пластического грима Крейг Линдберг (его синяки и шрамы украшают героев фильмов «Линкольн», «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа») ходит в морг и листает книги по патологоанатомии? Чтобы узнать о синяках и травмах все и воспроизводить их максимально натурально. Зачем эти знания нашим визажистам, которые отправились в Нью-Йорк на мастер-класс Крейга? «Чтобы по его технологии рисовать убедительные травмы и порезы на Хеллоуин­ и тематические вечеринки, — рассказывает Светлана Гребенькова, визажист, креативный директор Promakeup laboratory. — Комбинируют два вида силикона и сразу подмешивают тональный крем — из-за него края «повреждений» получаются неровными, правдо­подобными».

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.