Даутцен Крес: "Меня восхищают сила и ум русских женщин"

Модель Даутцен Крес работает в Нью-Йорке, но при первой возможности сбегает в родную Голландию. В июле она точно будет там: ей предстоит родить в Амстердаме дочку. Что еще в ее планах и почему мы должны об этом знать?
Даутцен Крес Меня восхищают сила и ум русских женщин

Если ее спросить, какой из суперспособностей она мечтала бы обладать, Даутцен с ходу ответит: «Быть невидимой!» Кокетничает, скажут добрые люди. Девчонка, которая входит в десятку самых сексуальных моделей мира, – и вдруг мечтает, чтобы ее не замечали? И будут неправы. Мама Даутцен говорит, что дочурка даже не пошла на выпускной вечер в школе, потому что надо было выбирать платье и со всеми раскланиваться. Тоска. А может, в Даутцен сказывается ее крестьянская сдержанность. «Я выросла в деревне, ухаживала за пони, ездила в школу на велике. И всегда была немногословной». Двадцатидевятилетняя Даутцен очень любит Нью-Йорк, где живет уже одиннадцать лет, из окон ее квартиры на Манхэттене открывается потрясающий вид на статую Свободы и Нью-Йоркский залив, за которым огромный океан. Но то, что ее сын Филлон ездит в частную школу на такси, Даутцен кажется странным. Она скучает по Голландии, с радостью переходит на родной язык при первой возможности, хотя модели всем кажутся девушками без адреса и национальности.

По данным сайта models.com, Даутцен Крес занимает шестое место среди самых сексуальных моделей мира и четвертое среди тех, кто больше всех зарабатывает на съемках и рекламе.

Когда ее, начинающую восемнадцатилетнюю манекенщицу, привезли в Нью-Йорк, девочка требовала, чтобы мама всегда была рядом. «Мы пошли на первое занятие по гимнастике, а я настаивала, чтобы мама сидела рядом на скамейке. Как только она уходила, я сразу начинала плакать...» Прямо тургеневская Ася эта Даутцен. Кстати, на вопрос о русских женщинах наша героиня ответила не­ожиданно: «Меня восхищает их сила, ум и умение сострадать». В тяжелые дни первых нью-йоркских испытаний ей даже посоветовали ходить к психологу, чтобы лучше адаптироваться. «Ну и что? Ничем он не помог. Тоска по дому осталась». При этом папа Даутцен сам психотерапевт. После паузы она произносит: «Он меня многому научил. Но самая главная его фраза: «Страха не существует. Садишься ли ты в машину или катишь на велике по темной улице – ничего не бойся...»

Даутцен Крес: "Меня восхищают сила и ум русских женщин"
ГалереяCлайдов: 3
Смотреть галерею

И она перестала бояться. Она сияет со множества обложек и постеров. Хотя иногда как будто застенчиво. «Да, – говорит Крес, – теперь я умею приспосабливаться, раз оказалась на вечеринке – буду улыбаться, хотя платье сдавливает мой живот, а я сама мечтаю поскорей вернуться домой, к сынишке, забраться в постель и заснуть». Это странно, но она никогда не была амбициозной моделью. Разве что после первой встречи с маркой Victoria’s Secret, на которой ей показали фотографии и сказали: «Ты можешь быть среди них», всерьез решила доказать, на что способна. «Я тогда подумала: возьму и сделаю это!» И сделала. И много чего еще сделала, хотя назойливым агентам все время было мало: «Ну добавь еще драйва, а?!» Драйв пришел сам собой – после рождения сына Филлона. «Когда он только родился, я держала его на руках и думала: все, больше мне ничего не нужно. Но пару недель спустя я поняла, что ради него готова перевернуть мир. Чтобы доказать, чего способна добиться его мать, чтобы он мной гордился».


Кстати, муж Даутцен, диджей Саннери Джеймс, темнокожий, так что Филлона не всегда принимают за сына топ-модели. Некоторые даже думают, что это няня гуляет с мальчиком, только няня уж больно хороша собой.

Даутцен Крес: "Меня восхищают сила и ум русских женщин"
ГалереяCлайдов: 6
Смотреть галерею

К моде она относится спокойно. «Моя униформа на каждый день – джинсы, футболка и свитер. Я не шопоголик, покупаю вещи два раза в год со стилистом». В ней есть та крестьянская сочность, впитанная с молоком голландских коров, которая и не требует особого декора. Брови так брови, губы так губы. А волосы? Вначале в ней явно была та витальная дикая сексуальность, которой заворожила мир Брижит Бардо в середине 1950-х. Когда как раз «Бог создал женщину», как назывался легендарный фильм с Брижит, превратившейся позже из мечты миллионов мужчин в одинокую защитницу животных. Кстати, если б не модельный изгиб судьбы, Даутцен уверена, что боролась бы за права женщин или занималась тем же, что и Бардо, – защитой животных. В родной Голландии она рьяно поддерживает GroenLinks – партию зеленых левых. «У животных нет голоса, они не могут сами за себя постоять. Это несправедливо, что какой-нибудь футболист или я можем зарабатывать так много денег только потому, что мы родились с таким талантом или с такой внешностью. Я часто задумываюсь над тем, за что мне выпал такой шанс...».

Если ее раззадорить, она готова порассуждать и о несправедливостях налоговой системы. Как знать, может, еще двинется в парламент? Впрочем, пока ей интересней мода и кино. Она даже берет уроки актерского мастерства. А еще совсем недавно она стала лицом нового аромата Reveal от Calvin Klein. Забавно, что одна из самых добропорядочных и скрытных моделей рекламирует «Разоблачение». «Меня пригласили в этот проект, когда я только забеременела и об этом еще никто не знал. Рекламу должны были снимать в конце марта. «Так не пойдет», – сказала я. Тогда съемки перенесли специально для меня. Реклама выйдет в сентябре, к тому времени малыш уже родится. Все отлично сложилось».

Раз оказалась на вечеринке – буду улыбаться, хотя платье сдавливает мой живот, а я сама мечтаю поскорей вернуться домой, к сынишке, забраться в постель и заснуть.


Он диджей, она топ-модель. На вопрос о ревности и доверии отвечает по-крестьянски здраво: «Ты, скажем, идешь на вечеринку, и какой-то мужчина посылает тебе бутылку шампанского. Примешь ты ее или нет? Такой живчик может от тебя многого ожидать. Но я быстро раскусываю богатых мерзавцев. К счастью, мужчины не настолько навязчивы, как некоторые женщины. Скорее женщина повиснет на мужчине, чем наоборот. В этом плане Саннери часто приходится нелегко. За ним женщины выстраиваются в очередь после каждого концерта. Конечно, я ревную. И думаю: да, такой мне достался муж. С другой стороны, он популярен, он красив, и это логично, что он окружен таким вниманием».

Даутцен Крес: "Меня восхищают сила и ум русских женщин"
ГалереяCлайдов: 5
Смотреть галерею

Они живут в съемной квартире в Нью-Йорке, недавно купили квартиру в Амстердаме, но идеальным местом для Саннери был бы Лос-Анджелес. «Для его работы, для музыки. Единственное, LA находится слишком далеко от Голландии – девять часов разницы во времени». О своей второй беременности Даутцен объявила через Instagram, опубликовав оголенный живот. А как же мечта быть невидимой? На самом деле все логично. «Да, люблю Instagram – это отличный способ общения. Иногда мне вдруг хочется чем-то поделиться c миром. Но я никогда не говорю, где при этом нахожусь». Что ж, невидима и свободна – практически как булгаковская Маргарита. «Я сразу подумала, что у нас будет девочка, потому что я себя совершенно по-другому чувствую, нежели в прошлый раз. Тогда я была более напряженной: это надо сделать так, а это так. А сейчас я совершенно расслаблена». Рожать дочку вся семья отправится в Голландию. Подарок младенцу в виде американского паспорта им не нужен. Об имени пока спорят. «У нас есть два варианта – Саннери и мой. Но мы сперва посмотрим, какой больше подходит, и тогда уж решим!»

Фото: Duy Vo