Гид по выставке «Cartier: Продолжая историю...» в Эрмитаже

Рассказываем, как ювелиры объединили историю и драгоценности.
Гид по выставке «Cartier Продолжая историю...» в Эрмитаже

Затянувшийся музейный локдаун снят, а значит, пора приобщиться к прекрасному (разумеется, соблюдая все антиковидные меры предосторожности). И пусть Лувр, Британский музей и Прадо для нас пока закрыты, у нас все еще есть Эрмитаж, который сам по себе достоин поездки в Петербург.

Считается, что для того, чтобы осмотреть все экспонаты Эрмитажа, нужно потратить более пяти лет жизни (если останавливаться у каждого хотя бы на минуту). Вряд ли кто-то из нас готов пройти все 25 км залов за один раз, но посетить одну из главных выставок сезона однозначно стоит. 21 февраля в Пикетном зале Эрмитажа откроется экспозиция «Cartier: Продолжая историю. Шедевры декоративно-прикладного искусства Эрмитажа и ювелирное наследие Дома Cartier». Последние пять лет ювелирный Дом сотрудничает с главным музеем Петербурга, и вместе им удалось отреставрировать пять предметов из постоянной коллекции музея. И, как вы можете догадаться, каждый из них бесценен и заслуживает внимания.

Ароматница, Северная Индия (Могольский период), XVII в.; поступила из основного собрания Эрмитажа. Дар посольства Надир-Шаха Анне Леопольдовне; (с) Государственный Эрмитаж, 2021 // Фото: Теребенин А. В., Кокшаров А. М.

Например, инкрустированную драгоценными камнями ароматницу в XVIII веке предподнесло русскому двору посольство иранского правителя Надир-шаха, которого нередко называют Наполеоном Востока. В России в это время правил император-младенец Иоанн Антонович при регентстве матери, Анны Леопольдовны. Оба были практически забыты историей, а вот уникальный подарок остался в коллекции семьи Романовых.

Ларец Ядвиги Ягеллонки, Германия, Нюрнберг, 1533 г.: в XVIII в. находился в Зимнем дворце, с середины XIX в. — в Галерее драгоценностей Эрмитажа. (с) Государственный Эрмитаж, 2021 // Фото: Теребенин А. В., Кокшаров А. М.

Или взять один из заметных экспонатов Эрмитажа — ларец Ядвиги Ягеллонки. Когда-то это уникальная и довольно большая шкатулка для драгоценностей была частью богатого приданого дочери польского короля. В истории свадьба принцессы и баварского герцога Людвига IX вошла как Ландсхутская (по месту проведения). Это было одно из самых роскошных бракосочетаний Средневековья, до сих пор каждые четыре года в Баварии этот день отмечается как праздник. В Россию ларец попал благодаря другой свадьбе — царевича Алексея и Шарлотты Софии Брауншвейг-Вольфенбюттельской, которая была прямым потомком Ядвиги. Ларец считается особенным — в нем отразилась вся ювелирная мода того времени, плюс его не коснулась популярная «модернизация» последующих веков, когда из старых надоевших украшений вытаскивали драгоценные камни, чтобы сделать из них новые.

Лампа, Египет, вторая половина X в. (камень); Италия, конец XVI в. (оправа); экспонат поступил в коллекцию Эрмитажа в 1846 г. из собрания Д. П. Татищева. (с) Государственный Эрмитаж, 2021 // Фото: Теребенин А. В., Кокшаров А. М.

Невероятное впечатление производит и хрустальная лампа, приобретенная дипломатом Дмитрием Павловичем Татищевым. На рубеже XVIII–XIX веков он служил российским посланником при разных дворах — испанском, австрийском, неаполитанском — и прославился как один из первых российских частных коллекционеров. Лампа из горного хрусталя была создана в X веке египетскими мастерами, а в XVI веке итальянские ювелиры сделали для нее новую подставку и золотую оправу.

Фельдмаршальский жезл, Россия, Санкт-Петербург, мастерская Юлиуса Кейбеля, 1878–1879 гг. Передан в коллекцию Эрмитажа президентом России В. В. Путиным во время официального визита в октябре 2018 г. (с) Государственный Эрмитаж, 2021 // Фото: Теребенин А. В., Кокшаров А. М.

Четвертый предмет — фельдмаршальский жезл императора Александра II. Его в 1878 году изготовил ювелир Юлиус Кейбель по заказу канцелярии Его Величества. Это настоящая реликвия, поскольку за все время существования Российской империи звания фельдмаршала были удостоены всего 64 человека, и среди них только один император. В 1910-м году жезл подарили королю Черногории Николаю Негошу, а когда династия правителей прекратила свое существовании, жезл долго кочевал по коллекциям Европы и только в 2004-м вернулся в Россию.

Кабинет с часами, Германия, Аугсбург, 1700–1705 гг. Клейма: Аугсбурга, мастера Иоганна Валентина Геверса; поступил в 1925 г. из собрания графов Строгановых. (с) Государственный Эрмитаж, 2021 // Фото: Теребенин А. В., Кокшаров А. М.

Наконец, последний отреставрированный экспонат – роскошный кабинет XVIII века с часами мастера Геверса. До Революции он принадлежал главным солепромышленникам России графам Строгановым и находился в их знаменитом дворце на Мойке.

Корсажная брошь Cartier, 1913 г.

Разумеется, выставка не ограничивается этими пятью экспонатами, но каждый из них задает тон и определяет одну из тем экспозиции. Вместе с отреставрированными вещами вы увидите украшения из исторической коллекции Cartier, близкие экспонатам по духу или технике исполнения. Например, рядом с хрустальной лампой Татищева представлена корсажная брошь 1913 года из платины, горного хрусталя и бриллиантов, созданная по специальному заказу. С ароматницей Анны Леопольдовны перекликается ожерелье в восточном стиле 1928 года с рубинами, изумрудами и нефритами. А рядом с фельдмаршальским жезлом императора можно увидеть, например, портсигар 1912 года с двуглавым орлом. Да, у Дома Cartier долгая история отношений с Россией.

Оказывается, первый покупатель из России появился у Cartier еще в середине XIX века. Им был коллекционер Петр Салтыков. Он собирал западноевропейские древности и средневековое искусство.Часть коллекции потом купили для Эрмитажа, а часть легла в основу собрания Музея Виктории и Альберта в Лондоне.

Русский портсигар Cartier, Париж, 1925 г.

Среди российских покупателей Cartier было немало представителей царской фамилии. Например, вдова Александра III и мать Николая II Мария Федоровна, благодаря которой ювелирный Дом получил звание официального поставщика императорского дома Романовых. Или одна из главных светских львиц Петербурга начала XX века — великая княгиня Мария Павловна (старшая). Она даже помогла Луи Картье найти помещение для магазина рядом со своим дворцом. Наконец, княжна императорской крови Ирина Александровна Романова шла под венец с Феликсом Юсуповым именно в тиаре Cartier.

Русские не только покупали драгоценности Cartier, но и влияли на художников ювелирного Дома. Например, украшения в стиле ар-деко во многом были вдохновлены дягилевскими балетными сезонами.

Конечно, в советское время отношения ювелирного Дома с Россией были поставлены на паузу. Но сразу после распада СССР, в 1992 году в Эрмитаже прошла выставка «Искусство Cartier». Позже были выставки и в Москве. Не забывают ювелиры и своих знаменитых клиентов. Cartier участвовал в реставрации усадьбы Юсуповых «Архангельское». Да, история и современность, как всегда, переплетаются. И лучше всего это можно будет ощутить на выставке в Эрмитаже. Экспозиция будет работать до 18 апреля.