«Мои шрамы напоминают мне, что я преодолела»: Анджелина Джоли — об операциях по удалению груди и яичников

Актриса написала эссе, в котором поделилась своим опытом борьбы с риском развития рака груди и рассказала о последних медицинских достижениях в этой области.
«Мои шрамы напоминают мне что я преодолела» Анджелина Джоли — об операциях по удалению груди и яичников

Голливудская актриса Анджелина Джоли не понаслышке знает об опасности рака груди. Мать и бабушка Анджелины боролись с этой болезнью, а сама актриса перенесла мастэктомию — операцию по удалению молочной железы. Опираясь на собственный опыт, она написала статью для журнала Time, в которой рассказала о достижениях в области исследования рака, своем лечении и женском здоровье.

В начале своего эссе актриса вспоминает свою мать, актрису Маршелин Бертран, которая умерла в 2007 году в возрасте 56 лет после десятилетней борьбы с раком яичников и молочной железы.

«Я помню, как однажды держал маму за руку во время химиотерапии. В какой-то момент она начала краснеть, и мне пришлось бежать за медсестрой. Теперь есть новые способы определить, какой химиотерапевтический препарат лучше всего подходит пациенту. Это приводит к меньшему количеству побочных эффектов, но, к сожалению, организму по-прежнему тяжело справиться с такой нагрузкой», — откровенно пишет Анджелина.

Анджелина Джоли с матерью Маршелин Бертран

«Когда я стояла в коридоре больницы в ожидании отправки тела матери на кремацию, ее врач сказала мне, что обещала покойной проинформировать меня о возможных рисках для моего здоровья. Спустя годы мне удалось провести генетический тест, который показал мою предрасположенность к раку. Согласно анализу, риск развития у меня рака молочной железы составил 87 %, а рака яичников — 50 %. Специалисты рекомендовали профилактические операции. В результате мне сделали двойную мастэктомию, а затем удалили яичники и маточные трубы, что значительно снизило, хотя и не исключило полностью, риск развития рака», — поделилась актриса своим опытом.

Риск развития рака молочной железы у женщин, как правило, составляет 13 %.

Анджелина признается, что ощущает связь с другими женщинами, столкнувшимися с болезнью: «У меня часто бывают глубоко личные разговоры с незнакомыми людьми о здоровье и семье... Люди спрашивают, как я отношусь к шрамам, которые у меня остались. Я думаю, что наши шрамы напоминают нам о том, что мы преодолели. Они делают каждого из нас уникальным».

Мне нужно регулярно проходить медицинские осмотры, я вижу и чувствую изменения в своем теле, но мне все равно. Я жива, и теперь я тщательно слежу за свои здоровьем.

Актриса отмечает прогресс, который был достигнут за последние годы: более доступное генетическое тестирование, успехи в иммунотерапии, увеличение шансов на выживание больных раком молочной железы и яичников, а также разработки новых методов лечения, которые в будущем позволят многим победить рак.

Однако, по мнению Анджелины, выздоровление зависит не только от лечения. Речь идет о психическом и эмоциональном состоянии, о поддержке, оказываемой женщинам, независимо от того, борются ли они с раком или пытаются справиться с другими стрессовыми ситуациями: «По данным Всемирной организации здравоохранения, большая часть людей, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством, — женщины. Они больше, чем мужчины, подвержены тревожности, психологическим расстройствам, сексуальному и домашнему насилию».

Фото: Getty Images