«Я потеряла все, но это стоило того»: Мэй Маск — о том, как уйти от абьюзера, воспитать одной троих детей и быть моделью в 72 года

Мать изобретателя и миллиардера Илона Маска Мэй дала откровенное интервью, в котором рассказала, как уйти от мужа-абьюзера, воспитать одной троих детей и быть успешной моделью в 72 года.
Мэй Маск — о том как уйти от абьюзера воспитать одной троих детей и быть моделью в 72 года

Большинство знает Мэй Маск как мать изобретателя Илона Маска, хотя и самой Мэй есть что поведать миру. В эфире шоу Ирины Шихман «А поговорить?..» Мэй рассказала о воспитании детей, неудачном браке, домашнем насилии и карьере модели в 72 года.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

По словам Мэй, Илон с детства твердил ей, что хочет покорить космос. «Он все время говорил, что хочет это сделать, и я сказала: „Ладно“, — вспоминает Мэй. — Я была на трех запусках, которые не удались, был взрыв, и это было разрушительно для меня. Каждый раз мне хотелось свернуться калачиком, так мне было грустно. Но Илон просто говорил: „Да, надо поработать над этим, в следующий раз получится лучше. А теперь пойдемте ужинать“».

Помимо Илона у Мэй есть еще двое детей — сын Кимбал и дочь Тоска. «Мои дети всегда делали то, что приносит пользу другим людям. То же самое делали и мои родители: мой отец был мануальным терапевтом. А я, будучи диетологом, помогаю людям стать более здоровыми, — делится Мэй. — У моих детей есть миссия, у каждого своя: Илон хочет спасти мир с помощью электрокаров, Кимбал занимается ресторанным бизнесом и поддерживает местных фермеров, а Тоска кинопродюсер. Раньше она продюсировала картины, в которых над женщинами всячески издевались, но в какой-то момент сказала: „Хватит! Я буду работать над романтическими фильмами, в них будут хэппи-энды, женщины будут получать зарплату наравне с мужчинами и будут счастливы“. Я очень горжусь ею».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Я видела, что мои дети счастливы, даже когда едят хлеб с арахисовой пастой на ужин; на большее у меня тогда просто не было денег.

Мэй вспоминает, что дала сыновьям $10 000 в качестве стартового капитала. В то время для нее это была большая сумма, но она поверила в идею Илона и его брата. «Я сидела с ними в крохотном офисе, организовала им несколько интервью и была рядом с ними в тот день, когда они получили финансирование. Расплачиваясь за ужин, я достала свою карточку и сказала: „Это последний раз, когда вы видите мою кредитку“. Так и случилось. Сегодня я независима в финансовом смысле, но все трое моих детей очень щедры ко мне».

Речь в интервью зашла о несчастливом браке Мэй, в котором она подвергалась насилию. В 1970 году Мэй вышла замуж за Эррола Маска — южноафриканского инженера, с которым она познакомилась еще в школе. Их брак продлился 9 лет и причинил Мэй много страданий.

Эррол Маск

«Моя семья всегда считала Эррола агрессивным, хотя поначалу он не проявлял агрессии и не бил меня. Как-то он приехал ко мне за тысячу миль и предложил выйти за него замуж. Я отказалась, но он настоял на том, чтобы я оставила кольцо, — вспоминает Мэй. — Затем Эррол вернулся в ЮАР и соврал моим родителям, что я дала согласие. Они обо всем договорились, организовали свадьбу, разослали приглашения, и в итоге мне пришла телеграмма с датой свадьбы. Я не могла в это поверить, я ведь не соглашалась!»

«По телефону Эррол пообещал мне измениться и сказал, что он такой злой потому, что еще не женат мне. В тот момент я была отчаянно одинока, и он поймал меня в этом состоянии. Когда я вернулась домой, то поняла, что никаких перемен не предвидится. Но в то время я не могла просто отказаться от свадьбы: подарки были уже куплены, гости приглашены, торт заказан, сестра сшила мне свадебное платье. И я пошла на это с мыслью, что все не может быть так плохо. И в итоге у меня появилось трое фантастических детей, так что я смирилась с этим, но сбежала при первой же возможности — через 9 лет».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Я так счастлива, что ни от кого не завишу. Когда мне было около 50-ти, я решила, что больше не буду меняться ради мужчины.

«В первый раз Эррол ударил меня в первый же день медового месяца. Он сказал мне распаковать сумки и приготовить поесть, я попросила его помочь мне, а в ответ получила удар и слова: „Вот твое место, делай, как я сказал“. После этого отдыха я вернулась беременная и в ссадинах. Я боялась рассказать об этом родителям. Когда я выпустила книгу, мои братья сказали, что понятия не имели о том, что творилось в нашей семье, потому что я никогда не говорила об этом. Я даже не хотела оставлять главу о домашнем насилии в своих мемуарах, но мои дети и редактор настояли на том, чтобы оставить ее: ведь иначе люди увидят лишь идеальную картинку и не поймут, через что я прошла. Домашнее насилие — это серьезная проблема для многих женщин. Мы все понятия не имели, что это происходит в таких масштабах — особенно в России», — подытожила Мэй.

«Думаю, большинство из нас остается в таких отношениях из-за детей, чтобы сохранить семью. Но в итоге мы сбегаем вместе с детьми, потому что это лучше, чем жить в доме с насильником. Я прожила с ним 9 лет и развелась за десять дней, — говорит Мэй. — Я отказалась от всего, что у меня было. Но я видела, что мои дети счастливы, даже когда едят хлеб с арахисовой пастой на ужин; на большее у меня тогда просто не было денег. Но я смогла вернуть практику диетолога, и карьера модели возобновилась, потому что у меня больше не было ссадин».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

«Когда я ушла от него, я была в ужасе, мне было страшно. Эррол прилетел на своем частном самолете. У него было поместье, шесть машин и все такое... Все пришлось бросить, но это того стоило. Он издевался надо мной еще 11 лет, потащил меня в суд, чтобы лишить денег. Он думал, если я стану бедной, то вернусь к нему, но ничто не заставило бы меня сделать это. Мне нравилось есть мои сэндвичи с арахисовым маслом», — шутит Мэй.

С тех пор прошло много лет, но даже сейчас Мэй не торопится вступать в новые отношения. По ее словам, она больше двадцати лет ни с кем не встречается.

«Почти все мои отношения были не очень удачными, но я терпела этих мужчин, потому что не хотела остаться одна, — призналась Мэй. — Выслушивала, что я слишком уродлива, глупа, ленива, не так одеваюсь, и проглатывала все это. И вот что я скажу: мы слишком много терпим, встречаемся с неудачниками, которые плохо с нами обращаются. Знаете, лучше быть одной, чем терпеть подобное отношение. Брак может быть счастливым, но мне в этом плане не повезло. Зато сейчас я счастлива, что ни от кого не завишу. Когда мне было около 50-ти, я решила, что больше не буду меняться ради мужчины».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Когда я увидела первый билборд с моей фотографией на Таймс-сквер, я подумала: «Ого, с ума сойти!»

«В 37 лет Тоска пришла ко мне и сказала, что хочет сделать ЭКО и самостоятельно воспитать ребенка. И я ответила: „Возможно, без мужчины будет даже лучше“. Я вспоминаю свой брак и понимаю, что мой муж никогда не менял подгузники, не вставал по ночам и не присматривал за детьми. А мне надо было делать все это, убирать за ним и к тому же еще работать. И да, моей дочери, возможно, было тяжело, потому что ЭКО — трудный процесс. Но как-то я спросила ее, видит ли она отцом своих детей кого-то из бывших, и она ответила отрицательно. Мужчины — так себе помощники. Конечно, встречаются исключения. Но обычно легче просто заботиться о детях, чем о детях и о мужчине».

Мэй с юности подрабатывала моделью, однако успех и слова пришли к ней только в зрелом возрасте. «Я не ожидала, что мой звездный час настанет в 69 лет. Когда я увидела первый билборд с моей фотографией на Таймс-сквер, я подумала: „Ого, с ума сойти“, — вспоминает Мэй. — Я запустила тренд и показала всем возрастным моделям дорогу в бизнес. И дизайнеры поняли, что именно женщины моего возраста могут позволить себе дизайнерскую одежду и оценить ее качество. Я много работаю с молодыми моделями, и то, что я до сих пор в деле, дает им надежду на будущее».