«Я не шоколадка, чтобы всем нравиться»: Светлана Ходченкова

Кто позволяет актрисе раскрыться на все 100 %? Однозначно режиссер, решили мы и попросили Александра Молочникова поговорить со Светланой Ходченковой — звездой, кинодивой, послом ювелирно-часового дома BVLGARI в России. Эффект оказался терапевтическим.
«Я не шоколадка чтобы всем нравиться» Светлана Ходченкова

Жакет, Maje; сорочка, Sandro; топ, WOS; серьги Serpenti, золото, бриллианты, часы Serpenti, керамика, розовое золото, бриллианты, все Bvlgari.

Год назад режиссер Молочников предложил актрисе Ходченковой отправиться с ним в Америку, а недельное путешествие автостопом снять на телефон и превратить в небольшой фильм. В результате прима отечественного кино оказалась далеко за пределами своей зоны комфорта, а 20-минутное роуд-муви «Сбежавшие в Аризону», на грани тревел-блога и чистой выдумки, показали на ММКФ. Сегодня у Ходченковой снова премьера (фильм «Герой» в прокате с 26 сентября, 12+) и снова съемки у Молочникова — в полнометражном фильме «Скажи ей» (выходит в 2020-м). Эти двое успели неплохо друг друга узнать, но у Александра все же остались вопросы.

Александр Молочников: Я тут подготовил небольшой список...

Светлана Ходченкова: Ты что, готовился к интервью?

А. М.: Минут пять! Представь, завтра тебе говорят: «Света, срочно выезжай! Будет крутой голливудский проект типа Marvel, надо играть супергероиню». И тут же тебе звонит Звягинцев и предлагает главную роль. Что выберешь?

С. Х.: Что же ты со мной делаешь, Саша! Это очень сложный выбор. Как между мамой и папой выбирать.

А. М.: Может, кинуть монетку?

С. Х.: Нет, я так не могу, ты же меня знаешь. Мне нужно все про­анализировать. Буду рацио­нально рассуждать: что мне дает это, что мне дает отказ от этого, что мне дает другое или отказ от другого.

А. М.: Обрадуй патриотов-зрителей, скажи: «Конечно, ­Звягинцев! На фиг мне эти супергерои­».

С. Х.: Дело не в патриотизме. Но в данном случае, конечно, Звягинцев­.

А. М.: Знаешь, когда мы познакомились, мне понадобилось какое-то время, чтобы понять, как с тобой общаться. Как тебе кажется, почему?

С. Х.: Ты имеешь в виду — в работе?

А. М.: Не только. В жизни тоже.

С. Х.: Основное — я достаточно прямолинейный человек. Со мной не нужно юлить. Знаешь, есть такая теория, что большинство людей перед тем, как задать главный вопрос, задают штук шесть второстепенных. А я стараюсь задавать сразу главный. «Ты хочешь со мной быть? Хочешь секса со мной? Хочешь отношений со мной?» Так же прошу и со мной общаться, особенно в работе. Эти лишние вопросы кучу времени отнимают.

Жакет, Sandro; сорочка­, Mango Man; брюки, Louis Vuitton; ботинки, Vagabond; серьги Serpenti, золото, бриллианты, часы Serpenti, керамика, розовое золото, бриллианты, все Bvlgari.

А. М.: Мне кажется, с тобой в принципе не надо ничего никогда долго выяснять. Ты сразу как будто нажимаешь кнопку «заблокировать».

С. Х.: Да, я не хочу заниматься выяснением отношений. Но я блокирую не людей, я блокирую информацию от них. И время на выяснение отношений я лучше потрачу на более важные вещи.

А. М.: Помню, мы с тобой один раз обсуждали Олега Меньшикова. Все говорят, что он хороший партнер в кадре, но после команды «стоп» закрывается и уходит. Поэтому про него многие думают, что он — холодный­ и сдержанный человек­.

С. Х.: Если ему так нравится, почему нет?

А. М.: Я просто его в пример привел. Про тебя тоже говорят, что ты закрытая и холодная. Тебя­ это не задевает?

С. Х.: Нет.

Если от меня что-то требуется, надо мне просто об этом сказать. А дальше уже остается мое решение: да или нет.

А. М.: Потому что ты слишком холодная, чтобы тебя это задело­?

С. Х.: Как вариант! На самом деле я понимаю, почему веду себя так, а не иначе. Во-первых, я не шоколадка, не платье Chanel, чтобы всем нравиться. Во-вторых, я устраиваю саму себя. В-третьих, я иногда очень устаю от общения на площадке, где вокруг нас в течение 12 часов огромное количество людей. Как только заканчивается съемка, у меня нет потребности в общении и сил на него. Мне комфортнее, проще и интереснее побыть с собой, не разговаривая. Все, что могла, я уже на площадке сказала.

А. М.: Ты много снимаешься — у тебя наверняка бывает много сцен, где ты плачешь. Взять хотя бы наш фильм... (Фильм «Скажи ей». — Прим. ред.)

С. Х.: Мы вообще всех переплюнули. В этом году я свой лимит по слезам выполнила.

А. М.: А ты помнишь себя плачущей по какому-то поводу просто в жизни?

С. Х.: Мне кажется, в последний раз это было довольно ­давно.

А. М.: А в отношениях? Тебе нравится повиснуть на плече у кого-то? Или ты — такой муж в семье?

С. Х.: Я точно не муж в семье­. Но в какие-то моменты пытаюсь вести себя как на площадке, где я должна все контролировать. Знаешь, была сцена в фильме «Мистер и миссис Смит». Они же там два агента, сидят — и вдруг падает бутылка.И героиня Джоли­ по привычке ее быстро ловит­, а потом понимает, что наделала­...

А. М.: Да-да, спалилась.

С. Х.: У меня так же. Я контролирую, а потом думаю: «Так, где я сейчас? Я дома? Мужчина напротив — мой ­мужчина? Все, можно расслабиться». И тогда, грубо говоря, отпускаю эту бутылку­.

Серьги Serpenti, золото, бриллианты, Bvlgari.

А. М.: У тебя образ идеальной, прекрасной женщины. Ты нереально следишь за собой. Я сам недавно был свидетелем тому, что при любых обстоятельствах у тебя...

С. Х.: Хлоргексидин в сумочке!

А. М.: Мне кажется, что он у тебя уже вместо пота выделяется.

С. Х.: О чем ты хочешь спросить? Про хлоргексидин или про красоту?

А. М.: Про старость. Тебя парит этот вопрос? Думаешь про пластические операции? Мне вот кажется, что это совсем не твоя тема.

С. Х.: Пока я их не делала­. И в свои 36 лет я не очень понимаю­, как дальше будет. Но уверена, что к моменту, когда­ придет время задуматься­ на этот счет, наша медицина будет на еще более высоком уровне. Изобретут кучу всяких про­цедур. Я просто трус, боюсь боли­. И если это будет... ну, знаешь­, поднес телефон, сделал Face ID — и ты молодая, то почему бы и нет? Я не зарекаюсь.

Брюки, жакет, рубашка, все Tommy × Zendaya; серьги Serpenti, золото, бриллианты, часы Serpenti, керамика, розовое золото, бриллианты, все Bvlgari.

А. М.: Сейчас мы с тобой входим в зону острых вопросов. Когда мы выпустили нашу «Аризону», я почитывал комментарии в интернете. В том числе и негативные. Как ты относишься к хейтерам?

С. Х.: Меня, видимо, с детства так приучили, что всегда нужно ставить себя на место другого, пытаться его понять. И я пытаюсь понять, написала бы я такие вещи людям? Нет. Потому что психологически я достаточно здоровый человек. Мне кажется, что люди пишут это от какой-то внутренней...

А. М.: Неуверенности?

С. Х.: Скорее даже не от неуверенности, а от какой-то внутренней болячки. И они хотят от нее избавиться, перекинуть на кого-то другого.

А. М.: А ты помнишь, как тебе в первый раз написали что-то вроде: «Этой Ходченковой надо на панель идти»? Я вот очень хорошо помню, как мы выложили первый трейлер моего фильма «Мифы­» и кто-то написал: «Хочу, чтобы все создатели фильма умерли от рака мозга».

С. Х.: Ну, мне того же самого желают. Я не отвечаю никогда.

А. М.: Да, но все-таки первый такой комментарий помнишь?

С. Х.: Я помню, как все говорили про мои актерские способности и про то, что я толстая очень.

Я знаю, что в принципе могу любого человека уговорить на что угодно. Но не хочу тратить на это время.

А. М.: Это когда было-то?

С. Х.: После «Благословите женщину».

А. М.: Когда ты была толстой, не было интернета.

С. Х.: В журналах так писали. Мне было очень неприятно.

А. М.: Теперь пишут, что худая.

С. Х.: Публика никогда не успокоится. Ты будешь всегда либо слишком худым, либо слишком толстым, либо длинный нос, либо короткий. То слишком много любовников у тебя, то одинокая лесбиянка. Я прошла все... Какой смысл развенчивать эти мифы? Мне оно не надо. Вот у меня в последнее время появился такой любимый вопрос: надо оно мне или не надо? Мне — не надо.

А. М.: Кстати, когда ты в последний раз «Благословите женщину» пересматривала? Я его не видел.

С. Х.: Давно пересматривала. Не смотрел фильм? Хорошо же ты подготовился к интервью!

А. М.: Я посмотрю, обещаю.

С. Х.: Посмотри, мне будет приятно. И тебе будет приятно, потому что там такое тело... (­Смеется.)

Жакет, Ruban; рубашка, Woolrich; футболка, Uniqlo U.

«Я не шоколадка, чтобы всем нравиться»: Светлана Ходченкова
ГалереяCлайдов: 5
Смотреть галерею

А. М.: Так, про Звягинцева­ мы выяснили. Еще один выбор. Есть четыре проекта, режиссеры­ везде хорошие. Можно играть драму про семью, бегать со стволом ­ за преступником­, лежать на шезлонге с девочками и шутить или играть эротическую сцену с каким-нибудь немцем в мегаартхаусном кино.

С. Х.: К черту подробности — берем немца. Заверните, пожалуйста.

А. М.: В эротических сценах сниматься круче, чем с пушкой бегать?

С. Х.: Да! Тут, знаешь ли, есть прямое взаимодействие с парт­нером­.

А. М.: Это точно! Но давай про другие взаимодействия поговорим. Я вот вспомнил, что меня просили расспросить тебя про фильм «Герой». Он из разряда бега со стволом?

С. Х.: Да! Я не выбрала этот сюжет из предложенных тобою, потому что уже поучаствовала в нем. И нескоро буду готова к такой же авантюре.

А. М.: Тяжело физически?

С. Х.: И морально, и физичес­ки: нужно бегать, прыгать­ и стрелять­. Иногда в воде, иногда на высоте седьмого-­восьмого этажа, а я боюсь высоты­. Хорошо­, что на этих съемках у нас были ребята­, которые­ меня каждый раз морально­ готовили­.

Фото: Данил Головкин

Стиль: Мария Пепелова Записала: Наталья Сысоева

Макияж: Алена Моисеева.

Прическа: Наталья Огинская.

Ассистенты фотографа­: Андрей Харыбин, Дмитрий Суворов.

Ассистенты стилиста: Мария Опаловская, Маргарита Дудник, Наталья Антонова.

Продюсер: Екатерина Дементьева.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.