Павел Деревянко — о жизни после «Домашнего ареста», политических и режиссерских амбициях

Еще пару лет назад мы знали Павла Деревянко как эдакого крепкого, по преимуществу комедийного актера. А тут раз — и оказывается, что он в числе главных мужчин российского кино. Где проходит неуловимая граница между первым и вторым, мы попытались­ разобраться вместе.
Павел Деревянко — о жизни после «Домашнего ареста» политических и режиссерских амбициях

Поло, Isaia; брюки, Uniqlo U; ремень, Levi’s; кроссовки, Puma; цепочка для ключей, Fatality.

Павел Деревянко любит говорить, что актер­ должен­ экспериментировать. В принципе­, и само­ решение пойти в эту профессию для Деревянко­ эксперимент: его семья не имела никакого отношения­ ни к кино, ни к театру, а сам он уехал из родного Таганрога поступать в ГИТИС­ только после того, как не стал кондитером, потом — парикмахером­ и, наконец, бодибилдером.

Обширная фильмография Павла (почти сотня­ строчек на «Кинопоиске»!) производит неоднозначное­ впечатление: среди массы забытых названий­ то и дело попадаются комедии вроде «Гитлер капут!» и «Ржевский против Наполеона», которые, прямо скажем, вызывают вопросы не только у BadComedian. Сам Деревянко их любит: для него это, само собой, не вершина кине­матографа, но — хорошо сделанная работа­, за которую не стыдно. К тому же благодаря «Ржевскому» он может похвастаться знакомством­ с президентом Украины Владимиром Зеленским­ (в этом фильме они снимались вместе, но сейчас не поддерживают отношений — мы спрашивали).

Но, хоть к Деревянко и приклеилось ­амплуа смешного чудака из несерьезных историй, ­самые интересные его роли — драматические. Комиссар Фомин в «Брестской крепости». ­Невротик Петр III в сериале «Великая». Космонавт Алехин­ в «Салюте-7». Дядя Ваня и барон Тузенбах в чеховских постановках Андрея Кончаловского в Театре­ им. Моссовета (оба спектак­ля идут при неизменных аншлагах). И конечно, его главная на сегодняшний день работа — роль мэра-­взяточника в сериале Семена Слепакова «Домашний арест», для которой Деревянко сумел в очень правильной пропорции смешать коктейль из своего комедийного таланта и драматического чутья.

Через год после выхода «Ареста» Павел — в списке самых востребованных актеров страны. Осенью его фильмография пополнится ­сериалом «Дылды» (с октября в эфире канала СТС). В следующем году выйдет проект Александра Гудкова и Даши Чаруши «Марафон желаний», следом — фильм «Конек-Горбунок», в котором он озвучивает заглавного персонажа. Устает ли Павел от такой загруженности? Конечно­. Но ему очень нравится быть при деле.

Павел Деревянко в сериале «Домашний арест»

После «Домашнего ареста» у вас появилось, скажем так, больше творческой свободы?

Да, для меня это новая ступенька в карьере. Я много, по-разному работал до «Ареста­», было много хороших ролей — но не хватало какой-то этапной... Теперь, мне кажется, люди стали воспринимать меня с еще большим интересом. Причем не только зрители, но и коллеги.

Наверняка об этом уже шутили, но вы не думали пойти по пути Зеленского? Для на­чала хотя бы в мэры балло­тироваться.

На эту тему все шутят! И баллотироваться мне уже предлагали.

Серьезно?

Да, недавно написали из Новосибирска, предложили избираться от «Партии возрождения села» или что-то в этом роде. Там еще шикарная формулировка в письме была: «Мы можем взять власть во втором городе страны, не сгибаясь в коленях­».

Так берите же! Не сгибаясь.

Для этого талант нужен.

Талант к политике?

Талант ко всему нужен. Вот ­меня часто спрашивают, по­чему я ничего не ставлю как ре­жиссер. Этим я тоже вряд ли когда-нибудь займусь — ровно по той же причине. У ­меня нет к этому таланта­. ­Актерская профессия не такая... не такая­ объемная, как режис­серская. Режиссер должен видеть и целое, и частности, знать монтаж. У ­меня нет таких способностей, к со­жа­лению.

Когда ищешь себя, ломаешь много дров. Но потом оглядываешься, анализируешь и, если есть такая способность, меняешься. кажется, у меня это получается.

Значит, поговорим про ваши актерские достижения­. В сериале «Дылды» у вас роль волейбольного тренера, который вынужден покинуть­ ­Суперлигу «из-за неуважительного отношения к ­женщинам».

Да, в том числе. Как ­говорит мой друг Саша Ревва, я — грубиян, сексист и хам.

Не опасно ли в эпоху побеждающего феминизма играть сексиста­?

Конечно, разные люди бывают­. Мой герой — старой­ закалки­ человек, хотя еще далеко­ не стар в смысле возраста. Волею­ судеб он становится тренером женской команды­, где девушки совсем не умеют­ играть. Но постепенно и они меняются, и мой персонаж. Несмотря­ на то что мой герой­ — жуткое­ хамло и порой поступает как сволочь, народ его должен полюбить. По крайней мере, я на это надеюсь.

А бывает так, что надежды не оправдываются? Что получается не фильм, а провал?

В последнее время такого не было. Хотя есть штук семь ­моих фильмов, которые я во­обще не видел.

Почему?

Не верю в них, понимаю, что это полная лажа.

Поло, Isaia; брюки, Uniqlo U; куртка, Tommy Hilfiger; цепочка для ключей, Fatality.

А бывает так, что вот прям стыдно за работу?

Все-таки стыд — очень свое­образное понятие. Но ­бывают такие роли... Ох, есть такой фильм — «Смеситель»...

Даже не слышала о нем.

И прекрасно! Я там играл ­беременного юношу­. Был тогда под впечатлением от ­ДиКаприо, который­ сыграл поэта-гея Артюра Рембо (в картине «Полное затмение». — Прим. ред.). Хотел таких поисков, экспериментов. А потом увидел фильм... В общем, это у ДиКаприо Рембо­, а у нас — ужас.

А какие из своих фильмов вы порекомендуете собственным детям, когда они вырастут?

Какие захотят, такие посмотрят. «Брестскую крепость» точно. Еще фильм про космос. Как он называется-то...

«Салют-7».

Да, вот «Салют-7». Моя старшая дочь Варька, кстати, его уже смотрела — рыдала весь фильм. Я на свою премьеру пришел уже к концу фильма, так она выбежала из зала и крепко-крепко меня обняла. «Домашний арест» тоже покажу, когда станут интересоваться. ­Может быть, «Обратную сторону Луны».

Вопрос ребром: кино для вас — это творчество или ­заработок?

Такого, чтобы наступать себе на горло, лишь бы заработать, я не припомню. Но и сидеть ждать, пока тебе предложат роль мечты, тоже­ невозможно. Деньги важны — это подушка безопасности­, источник уверенности в себе. Это комфортная жизнь для близких — а мне хочется, чтобы близкие жили в удовольствии и достатке.

А если бы с профессией нужно было определяться сейчас, снова бы стали актером?

Определенно. Это единственное, что я могу делать­ хорошо.

И никогда-никогда не хотелось все это бросить­?

Не было такого «никогда». У меня­ вообще есть уверенность в том, что все идет правильно, хотя и случаются «моменты бездарности».

Это что такое?

Сложные периоды в жизни, когда появляется неуверенность в себе, в своих силах. Рефлексия, в общем. А через время, она раз — и улетучивается­.

Кажется, вам так удобно в настоящем, что про будущее и спрашивать не хочется.

Знаете, сколько я ни пытался представить себя старым, у меня ничего не получается. Не вижу ни одной картинки. Хочется воспитать детей краси­выми, свободными и здоровыми людьми­. Хочется полноценную жизнь и не остаться одному в финале. Еще хочется как можно дольше оставаться в профессии. Вроде сейчас получаться стало, надеюсь, что и дальше так будет. А потом уже можно и каких-нибудь смешных старичков играть.


Фото: Владимир Васильчиков.

Стиль: Мария Пепелова.

Интервью: Наталья Сысоева.

Груминг: Наталья Огинская.

Ассистент фотографа: Василий Патраков.

Ассистенты стилиста: Мария Опаловская, София Журба.

Продюсер: Екатерина Дементьева.

Выражаем благодарность Музею культовых автомобилей М.О.С.Т. за помощь в организации съемки.

Фото: Владимир Васильчиков