«Мне не стыдно об этом рассказывать, потому что я знаю себе цену»: интервью с Дашей Чарушей

Общение с Дашей Чарушей — как полет на другую планету. Там говорят немного на другом языке и немного другим голосом и вся атмосфера — творческая. Накануне премьеры фильма «Клубаре», где Даша исполнила одну из главных ролей, мы отправились к ней на встречу.
Даша Чаруша фото и интервью

Куртка, Turbo Yulia.

Она сразу просит­ называть себя Дашей, а не Дарьей­. «Зачем нам куда-то ­идти? Давайте поговорим прямо тут», — отвечает она на мое предложение найти какое-­нибудь кафе для интервью, и мы устраиваемся на скамейке в Парке Горького. Тут же извиняется, что у нее не так много времени — сейчас Даша снимает свой первый полномет­ражный фильм (она режиссер и сценарист). Когда он выйдет, Даша не представляет: «Не могу сейчас ничего планировать на этот счет, просто живу в потоке. И это кайф!» Примерно то же самое и с музыкой. Чаруша — единственная девушка, которая сотрудничает с творческим объединением Gazgolder. Собственно, вместе с коллегами она и снялась в «­Клубаре». Одна из главных ролей — у ­Басты, в эпизодах засветился Скриптонит, автор сценария — поэт­ Олег Груз, место действия — легендарный клуб Gazgolder в Москве. Сегодня Чаруша поет с музыкантом Леваном Авазашвили в проекте «303 каратиста». Плюс снимает клипы — не только себе, но и, например, Диме Билану. Дел много. Ей это нравится.

Жилет, платье, ботильоны, панама, все Prada.

Я вообще понимаю, что могу все. Вопрос только в том, сколько это займет времени. У меня никогда ничего не происходило быстро, но что бы я ни затеяла — все смогу!

Почему вы сейчас решили взяться за полный метр?

Я уже делала и коротко­метражки, и клипы, но тут ре­шила: пора переходить в какую-то другую ипостась. Посмотрим, что ­получится. Пока меня очень впечатляет создание ­нового мира. Чувствуешь себя ­богом: «Этот ­герой сейчас ­сядет сюда».

О чем будет история?

О крушении иллюзий и превращении их в настоящие ­мечты. А на самом деле это комедия о девочке, которая на сутки ­застряла в аэропорту.

В одном из недавних интервью вы говорили, что сейчас вам уже не так интересна актерская карьера и вы от нее отходите...

Это правда.

Я, конечно, понимаю, что «Клубаре» — это кинопроект объединения Gazgolder. Но ­если актерство уже неинтересно, зачем сниматься?

Фильм снимался последние три года, а выходит именно сейчас. На самом деле творить что-то одной большой командой здорово, ты заряжаешься общей энергией, энтузиазмом, все само собой складывается в определенный положительный результат.

Куртка, TOM TAILOR; топ и юбка, все Sorry, I’m Not.

И на постере, и в трейлере вы выглядите очень сексуально.

Спасибо. У меня роль сексуальной девочки-­стервочки. Вот бывают такие женщины, «трофейные жены», а это такая девушка — «золотое ­руно». Приносит мужчине удачу, а ­если он захочет от нее избавиться, сделать это будет очень сложно. Не знаю, удалось мне это показать или нет.

А что сейчас происходит с вашими музыкальными проектами­?

Мне самой интересно, что происходит­ с моими музыкальными проектами. (Смеется.) Я уже написала новый и классный­ альбом, но, может быть, возьму другую солистку. Хочу зайти на эту территорию не как певица, а как продюсер. Мы недавно сделали дуэт с Манижей. Она, конечно, грандиозная. Мне так понра­вилось в студии сидеть не в звукозаписывающей будке, а снаружи — это прямо очень круто. Проблема в одном — найти хорошую вокалистку, у которой через год крыша не поедет от малейшей ­известности.

А у вас когда-нибудь ехала?

Пока мне не из-за чего ­было сходить с ума. Но вот если бы я «Олимпийский» собрала, тогда­... Хо-хо-хо.

**Есть такая мечта? **

Конечно! Те, кто говорит, что не хочет собрать «Олимпийский», — лукавят. Что они тогда делают в этой профессии?

Плащ, Turbo Yulia; платье, Alexander Arutyunov; кроссовки, Prada.

Что для вас важнее — музыка или актерство?

Музыка, потому что я всегда хотела быть классической пиа­нисткой, окончила училище, но мне техники не хватило.

**Это было большим разочарованием?Когда стало ясно, что мечта останется мечтой. **

Мне кажется, что я больше разо­чаровалась, когда в восемь лет поняла, что не стану балериной. Я год ножку тянула, часами танцевала дома. Мы же жили в деревне в Краснодарском крае, негде учиться было. И родители повезли меня в Питер поступать в училище. И все, меня не взяли. Но знаете, что самое интересное? Я про это вспомнила недавно. Мне настолько больно было, что память все стерла.

А когда вы решили, что ­поедете жить в Москву?

Я ничего не решала, все как‑то само сложилось.

**Вы недавно очень интересно поздравили своего мужа Илью Найшуллера в инста­граме... **

Ой, правда. А что я там написала? Уже и не помню.

**Например, что добивались его целый год. **

Это так. Женщины в этом признаются редко, вероятно, потому что боятся выглядеть доступными и слабыми. Если говоришь, что мужчина за тобой год ухаживал, дарил цветы и всячески добивался внимания, становишься дороже и круче.

А что в Илье было такого, чтобы его год добиваться?

Мне кажется, что у нас связь из прошлого, из другой жизни. Я его узнала с первого взгляда. Сразу появилась мысль: «О, это мой муж». Поэтому меня не отпускало, поэтому добивалась. Мне не стыдно об этом рассказывать, потому что я знаю себе цену. И моя цена не зависит от того, кто кого добивался — я его или он меня. Я точно знаю, почему мы вместе. Потому что мы делаем друг друга лучше. И нам всегда есть что друг другу сказать.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: Богдан Широков. Текст: Наталья Сысоева. Стиль: Полина Шабельникова. Макияж и прическа: Наташа Yong@Pro.FashionLab для L’ORÉAL PROFESSIONNEL. Ассистенты стилиста: Мария Опаловская; Эльса Скарфоне