Марго Робби — о сексуальности, отношениях с мужем и собственном кинобизнесе

Марго Робби давно знала, что однажды сядет и напишет письмо Квентину Тарантино. Но сначала станет хорошей актрисой.
Марго Робби — о сексуальности отношениях с мужем и собственном кинобизнесе

Марго собиралась рассказать режиссеру, как много его фильмы для нее значат. Да и просто хотела попасть в поле его зрения. Да, она понимала, что таких, как она, тысячи. Ну и что? Это не она как все. Это все как она.

Платье, Chanel

Посмотрев черновой монтаж фильма «Тоня против всех» (байопик о фигуристке Тоне Хардинг вышел в 2017-м и принес актрисе номинацию на «Оскар»), Марго решила, что время пришло. «Я написала Квентину, что обожаю все, что он делает, — рассказывает она. — И что хотела бы поработать с ним при любом удобном случае. Или неудобном». Письмо попало к Тарантино, когда он только-только закончил сценарий «Однажды в... Голливуде» (16+, с 8 авгус­та). Друзья, видевшие текст, уже посоветовали ему Марго на роль Шэрон Тейт — актрисы, жены Романа Поланского и самой известной жертвы «Семьи» Чарльза Мэнсона. И тут письмо от нее самой. Тарантино был поражен таким совпадением и предложил встретиться — вскоре актриса уже сидела у режиссера на кухне и читала сценарий «Однажды...».

Когда позже я спросила Тарантино, почему он выбрал именно Марго на роль Шэрон Тейт, он ответил:

«Во-первых, она похожа на Шэрон. Во-вторых, ей удалось передать невинность и чистоту Шэрон — для меня это было очень важно».

Невинность и чистоту Марго натренировала, снимаясь в австралийских мыльных операх, так что в Америку в 2011-м она приехала с готовым амплуа: блондинка с наивным взглядом. Робби сыграла блондинку-модель у Мартина Скорсезе в «Волке с Уолл-стрит», затем роскошную блондинку, которая нежится в ванне и объясняет финансовые термины в «Игре на понижение», и наконец — подружку Тарзана в фильме 2016 года с Александром Скарсгордом (тоже блондинку). Но ей, к счастью, хотелось большего. Хотелось носить костюм, имитирующий располневшую фигуру («Тоня против всех»), хотелось, чтобы лицо украшали следы от оспин («Две королевы»). А еще она хотела продюсировать кино, которое снимают женщины, — и именно с этой целью придумала компанию LuckyChap Entertainment. Так что если с первого взгляда история Марго и Тарантино кажется знакомой и олдскульной (молодая актриса пишет письмо голливудскому «султану» в надежде получить роль в его новом фильме), то со второго еще неизвестно, кому повезло больше: ей или ему.

Платье, Chanel

Когда читаешь сценарий, твоя первая реакция должна быть «Черт, вот оно!». Если ее нет, лучше сразу отказаться.

С Марго Робби мы встречаемся на съемочной площадке ее нового фильма «Хищные птицы», который LuckyChap снимает для Warner Bros. Бюджет картины — 75 млн долларов, и для компании это крупнейший проект. «Пока что мы укладываемся и в график, и в бюджет — и это не может не радовать». «Птицы» выйдут в следующем году, и Марго снова появится в образе Харли Квинн, как и в «Отряде самоубийц». Но сегодня она в первую очередь продюсер — бегает по площадке в джинсах, футболке со смайликом (два сердечка вместо глаз) и телефоном, болтающимся на ремешке на шее. «Извините, что не позвала вас расписывать чашки или что-нибудь в этом роде», — она имеет в виду знаменитостей, которые приглашают журналистов полетать на параплане, или покататься на скейтборде, или чем там еще увлекаются известные актеры. Когда я говорю, что найти статью о Марго, где бы ее не называли «секс-бомбой», практически невозможно, она лишь закатывает глаза.

«Я ненавижу это слово, просто терпеть его не могу. Конечно, бывают выражения и похуже, но я никакая не секс-бомба. Я не из тех девушек, которые заходят в комнату — и вдруг все замолкают и оборачиваются: «Только посмот­рите на нее!» Такого никогда не было».

Кинодива? Тоже неподходящее слово. Марго много смеется, может выругаться и не видит проблемы в том, чтобы разделить трейлер с другой акт­рисой, если это позволит сэкономить бюджет фильма. А коллегам, которые не могут пережить съемки без ванны, наполненной минералкой Evian, сочувствует:

«Мне кажется, все эти безум­ные требования — из-за кучи комплексов». За Марго ничего подобного замечено не было. София Керр, по­друга и бизнес-партнер Робби, познакомилась с ней еще в Австралии, когда будущая звезда носила брекеты и слушала эмо-рок. Она описывает Марго как «человека, который любит и умеет классно проводить время».

Другая австралийка — Николь Кидман — снимается с Марго в фильме Джея Роуча о секс-скандале в редакции Fox News (у картины пока нет названия) и называет ее не иначе как «источником силы»: «В ней есть невероятная легкость. Мне кажется, она способна решить любую проблему. Она действительно контролирует и свою жизнь, и работу. У меня в свое время не было даже намека на такие возможности». Что ж, времена меняются.

«Хищные птицы» — лишь один из 50 (!) текущих проектов LuckyChap. Компания недавно переехала в собственный офис в центре Лос-Анджелеса. Здесь тихо играет музыка, а меня встречает муж Марго (и сооснователь фирмы) Том Акерли — приятный бородатый британец в джинсах и футболке. Акерли делает мне кофе из новой кофе­машины, которой Робби еще не научилась пользоваться, и удаляется в свой кабинет. Позже актриса скажет, что общение с прессой — не его сильная сторона: «Он очень громкий и дружелюбный, но не перед камерой». История отношений Марго и Тома — это и история LuckyChap.

Платье, Chanel

Все началось в 2014-м, когда Робби приехала в Лондон представлять «Волка с Уолл-стрит». Тогда же она начала сниматься в фильме «Французская сюита» и позвала на премьеру «Волка» двух ассистентов режиссера, с которыми только что познакомилась на съемочной площадке, — Тома­ Акерли и Джози Макнамару, а также свою подругу Софию Керр. Все закончилось гулянкой до утра в гостиничном номере Марго, а на следующий день ей нужно было улетать в Штаты на церемонию «Золотого глобуса». «Я тогда сказала что-то вроде того, что было бы весело жить всем вместе». Сказано — сделано: через три дня они подписали договор аренды дома в Лондоне на четверых. Вскоре после этого Марго и Том начали встречаться, и в том же году они придумали продюсерскую компанию, которой занимаются вместе по сей день.

Робби нравится работать с мужем. «Мы можем говорить о работе нон-стоп, поэтому нам никогда не скучно. Мы вообще, кажется, не разделяем работу и веселье», — объясняет она. Веселье — это поездка в глэмпинг в Биг-Суре. Или «Ночи в стиле буги» — тематическая вечеринка, посвященная одноименному фильму. Марго нарядилась туда роллершей, а Том пришел в шелковом костюме наркодилера, как у персонажа Альфреда Молины. А еще Марго нравится, когда дома много людей, — возможно, потому, что она сама выросла в большой семье: у нее два брата и сестра. Робби провела детство на Золотом Берегу Австралии, в ­курортном регионе на востоке страны («Это похоже на Майами. Там тоже полно людей с дурным вкусом»). Мать Робби — физио­терапевт. А вот об отце она не любит говорить: он оставил семью, когда девочке было пять. «Мне сложно рассказывать о нем — обычно все сводится к тому, что он просто ужасный человек. Поэтому не будем». В 17 лет она прошла кастинг в сериал «Соседи» и переехала в Мельбурн. Потом какое-то время жила в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, затем в Лондоне с Томом, и наконец после свадьбы они обзавелись собственным жильем — в Лос-Анджелесе. Но и тут им компанию составлял сначала брат Марго, потом — ее кузина с мужем. «Я очень не люблю оставаться одна!» — иной репортер после этих слов тотчас намекнул бы на детей, но не я. В январе этого года актриса наделала шуму, когда напомнила журналистам, что подобные вопросы не только невежливые, но и сексистские.

Платье, Chanel

Мы с мужем ладим во всех вопросах. И мне прямо странно, что не у всех пар так.

Между тем мы вышли из офиса LuckyChap и едем в Musso & Frank — старейший мясной ресторан Голливуда, который засветился и в новом фильме Тарантино. Вообще эту премьеру сопровождает такая секретность, что даже после того, как я подписала документы о неразглашении, мне показали лишь фрагмент. Судя по тому, что мне удалось увидеть, картина похожа на грандиозную вечеринку, которая завершится трагедией (никаких спойлеров — о судьбе Шэрон Тейт все написано в «Википедии»). Марго говорит, что старалась не «скопировать» Шэрон, а, скорее, объяснить ее (точно так же было и с Тоней Хардинг). Почти ко всем ролям ей приходилось готовиться физически, и к привычному пилатесу добавлялось что-нибудь эдакое — фигурное катание, единоборства. С персонажем Тейт все сложнее: Робби занималась с преподавателем сценического мастерства, чтобы передать легкость своей героини.

«Это было так странно. Оказывается, намного проще показать гнев и темную сторону человека. Когда я играла Тоню, мне хотелось создать тяжелый образ — будто на своих плечах она держит весь мир. Здесь же задача была противоположной».

Когда приносят стейк, Марго вдыхает его запах так, будто перед ней ароматическая свеча.

«Я настоящая хищница. Давно пытаюсь не есть мясо хотя бы по понедельникам, ну знаете, ради экологии. Но как же это непросто». Я спрашиваю, можно ли сравнить работу с Тарантино с хорошим стейком. «Знаете, Квентин сказал мне, что это будут самые крутые съемки на свете. И он был прав. Это лучшее, что случалось со мной в жизни».

Время приближается к девяти вечера, и Марго надо спешить домой, чтобы отсмотреть снятые материалы текущих проектов LuckyChap. Завт­ра в 4:30 ей нужно быть на съемках, а в 17:00 в офисе — как она говорит, «на полдня». Но, несмотря на такой график и на то, что на повестке дня сегодня женское кино (режиссер и одна из сценаристов «Хищных птиц» — девушки), Марго любит пересмотреть маскулинную классику вроде «Большого куша» или «Храброго сердца».

«Если я люблю «женские» фильмы, это не значит, что я разлюбила «мужские». Я лишь хочу, чтобы и мужчины ходили на женское кино — просто потому, что оно хорошее. Это и есть моя главная цель».

Фото: ART STREIBER