«Лучший ответ на осуждение — не судить в отместку»: большое интервью с Николь Кидман

Актриса рассказала Glamour о работе в новом драматическом сериале «Большая маленькая ложь», женской дружбе, домашнем насилии и способах его преодолеть и материнстве.
«Лучший ответ на осуждение — не судить в отместку» большое интервью с Николь Кидман
«Лучший ответ на осуждение — не судить в отместку»: большое интервью с Николь Кидман
ГалереяCлайдов: 15
Смотреть галерею

Сериал «Большая маленькая ложь» (Big Little Lies) снят по бестселлеру Лианы Мориарти (Liane Moriarty) режиссером Жан-Марком Валле (Jean-Marc Vallée), автором «Даллаского клуба покупателей». Сюжет вертится вокруг трех главных героинь в исполнении Николь Кидман (Nicole Kidman), Риз Уизерспун (Reese Witherspoon) и Шейлин Вудли (Shailene Woodley), каждая из которых погрязла в семейных проблемах. Героиня Кидман, Селеста, живет с молодым и властным мужем (Александр Скарсгард (Alexander Skarsgård)), который регулярно подвергает ее унижениям и насилию.

Что привлекло вас в этом проекте?

Меня привлекла Риз. Она решила, что интересный проект, который понравится нам обеим, и я не могла не согласиться. Конечно же, я читала книгу, и мне понравилось, что в ней есть сразу несколько сильных женских персонажей. Формат мини-сериала идеально подходит для этой истории. Кроме того, в фильме царит необычная атмосфера: с одной стороны, он веселый, но с другой — поднимает очень серьезные социальные проблемы. Мне было интересно, как создатели смогут вместить это все в 7 часов.

Вы всегда хотели сыграть именно Селесту?

Лиан Мориарти, автор книги, видела меня в роли Селесты, а режиссер — в роли Мадлин (героиня Уизерспун). Но Мадлин говорит без остановки, для меня это ужасно. Никто не справится с такой ролью лучше, чем Риз: когда нужно балансировать на грани комедии и драмы, ей это удается лучше всего. Но мне нравится Селеста, почему бы и нет? Она сложный персонаж и состоит в сложном браке. Трудности — это мой конек.

Как вы готовились к роли (героиня Кидман подвергается насилию со стороны мужа. — прим. ред.)? Вы пытались представить, как бы вы сами отреагировали на такую же ситуацию?

У всех есть свои методы. Мои сильно зависят от режиссера и сценария, а еще обстоятельств, в которых готовится проект. Очевидно, что ты обращаешься к собственному опыту, к некоторым ролям тебе приходится готовиться с нуля, а для каких-то вообще ничего не надо делать, потому что они получаются сами собой. Во время работы над этим сериалом я полностью погрузилась в Селесту. Я старалась прочувствовать, какого это — быть жертвой насилия, но, к счастью, не на собственном опыте.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Насилие ПО отношению к женщинам — это громкая тема, которая часто поднимается в обществе. Как вы думаете, у этого шоу есть какой-то посыл в свЯЗИ с этой темой?

Я работала для проекта «ООН – Женщины», поэтому много знаю о домашнем насилии, насилии против женщин в военное время, я занималась этими вопросами на протяжении десяти лет. В апреле я еду в Сербию, чтобы встретиться с женщинами в лагерях беженцев. Наш сериал — это только одна история. Я очень хочу передать аудитории, что может чувствовать человек в такой ситуации, но это все-таки очень личное. Я хочу, чтобы люди говорили об этом. Самый важный посыл нашей истории — это женская дружба. Женщины должны вместе противостоять этим проблемам. Это не ответ на вопрос, как справиться с насилием, но это повод говорить о нем и вести открытый диалог с обществом. Каждый может извлечь из шоу что-то важное для себя.

Какие именно проблемы показаны в шоу?

Это вопрос сексуального насилия, который, на мой взгляд, очень мало поднимается в кино. Есть проблема одинокого материнства, развода и общения с бывшей семьей. Все это — важные темы для обсуждения. Я рада, что у нас была возможность включить их в семичасовой фильм и рассказать каждую историю в деталях. Этот сериал — смешной, пронзительный и в то же время разрушительный, но, безусловно, интересный.

«Лучший ответ на осуждение — не судить в отместку»: большое интервью с Николь Кидман
ГалереяCлайдов: 5
Смотреть галерею
В шоу мы видим разных матерей, которые по-разному подходят к вопросу воспитания. А какая вы мама?

Я довольно замороченный родитель, но стараюсь с этим бороться. Например, когда мои дочери играют на детской площадке, я не бегаю вокруг них с криками «Будьте осторожны!», а пытаюсь дать им свободу. Надеюсь, что я сохраняю баланс между неусыпным контролем и простой необходимостью быть рядом с ними, когда я нужна. Они знают об этом и стараются подстраиваться под мое настроение. Как-то дочь сказала мне: «Мам, пожалуйста, не начинай плакать после того, что я тебе скажу». И я стараюсь держаться, иначе они перестанут мне что-то рассказывать.

У вас есть потрясающие эмоциональные сцены с Александром Скарсгардом. какая запомнилась больше всех?

Знаете, Жан-Марк [Валле] не признает репетиций. Мы просто приходим на площадку и начинаем работать. Мы с Алексом оба погрузились в наших персонажей, поэтому работа была довольно изнурительной. Мы много обсуждали поведение наших героев и очень старались продемонстрировать их желание сохранить брак, несмотря ни на что. Это было тяжело, потому что в такие моменты мы играли только лицом. Поэтому мы очень сошлись и старались поддерживать друг друга.

Слоган шоу «Идеальная жизнь — это идеальная ложь». А что для вас идеальная жизнь?

Ничего идеального не бывает. Мы все это знаем. Не существует абсолютов. И в этом шоу демонстрируется как раз то, как человек приспосабливается к миру, как он себя ведет в разных жизненных ситуациях. Лиан Мориарти писала именно об этом, и она пыталась сказать: «что бы ни происходило, мы знаем, что это лишь видимость и многое скрыто за закрытыми дверьми». Никто не знает, что происходит у другого на самом деле. Мы знаем только то, что нам рассказывают. Очень важно понимать это при общении с людьми, и тогда мы все сможем лучше раскрыться, делиться друг с другом и помогать.

Какая разница между работой в сериале и съемками в кино?

Процесс съемок всегда более-менее одинаковый. В работе над сериалом мне нравится динамичность. Он снимется быстрее, а смотреть его можно дольше. Я все время называю это шоу «наш фильм». Потому что актеры не думают о том, в каком формате преподносится история, они думают о самой истории. Разница в том, как зрители воспринимают ее. Кино обычно смотрят в кинотеатре в окружении других людей, а сериал — это более домашний, личный опыт. Я призываю смотреть это шоу с друзьями, с семьей, так как все эти темы очень актуальны и требуют обсуждения.

«Лучший ответ на осуждение — не судить в отместку»: большое интервью с Николь Кидман
ГалереяCлайдов: 6
Смотреть галерею
В Голливуде, который выглядит таким либеральным и толерантным, борьба за равенство прав все еще протекает очень тяжело. Почему?

Это отличный вопрос, но он требует развернутого ответа, поэтому я скажу только, что постепенно ситуация меняется. На съемочных площадках — там, где мы привыкли видеть мужчин, работает все больше женщин. Я думаю, за это нужно поблагодарить зрителей, которые высказывают свое мнение через социальные сети. Они хотят видеть реальность, и они требуют ее от кино. А реальность такова, что женщины составляют большую часть аудитории. Дальше, я думаю, будет только лучше.

В Голливуде женщин часто обсуждают и судят по поводу и без. Вы сами с этим сталкивались?

Конечно, а кто не сталкивался? Такая ситуация характерна не только для Голливуда. Я думаю, лучший ответ на осуждение — не судить в отместку. Этому я учу своих детей — мы не должны обсуждать других только потому, что они думаю иначе. Вместо этого стоит быть добрее и относиться к другим с пониманием. Для этого нужно больше учиться, узнавать мир во всем его многообразии, знакомиться с другими культурами и быть открытым. Неважно, Голливуд это, школа или офис — мы все находимся в условиях конкурентной среды. Главное помнить, что пережить тяжелые времена помогают любовь, сочувствие и доброта, а вовсе не грубость и равнодушие. Смотрите первую серию сериала «Большая маленькая ложь» в разделе видео Glamour. Остальные серии доступны в «Амедиатеке».