Как Måneskin изобрели рок для зумеров и почему все сошли по ним с ума

Похоже, что к 2021 году природа настолько очистилась, что победители «Евровидения» смогли получить постоянную прописку в чартах. Итальянцы Måneskin сделали уверенную заявку не только на всемирную известность, но и на то, чтобы изменить мир музыки прямо здесь и сейчас.
Как Måneskin изобрели рок для зумеров и почему все сошли по ним с ума

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Что объединяет Данкана Лоуренса, Нетту Барзилай и Монса Сельмерлева? То, что вам пришлось погуглить эти имена. И то, что все они — победители недавних конкурсов «Евровидение». Им вручили по хрустальной статуэтке, наверняка оказали почести на родине, они даже продержались чуть-чуть в европейских чартах, а потом их... забыли. Но с итальянской группой Måneskin происходит что-то совсем другое. Мало того что они со своим роком выиграли вроде как попсовый конкурс, с кем не бывает (мы помним, как финны Lordi вырвали победу из цепких рук Димы­ Билана в 2006-м). Но Måneskin моментально попали в первую десятку Spotify. Более того, в тот момент, когда писались эти строки, кавер Måneskin на вечный хит Beggin’ уже третий месяц подряд держался на первой строчке мирового чарта.

Летом они попали и в хит-парады Велико­бри­тании, чего раньше не удавалось ни одному ­итальянскому исполнителю. Да, даже Адриано­ Челентано. Их же можно обнаружить в чартах­ США, которым обычно все равно на то, что происходит в этих ваших Европах. «Сложно поверить в то, что это все на самом деле. Никто не мог себе представить, как все сложится», — вокалист­ группы Дамиано Давид так прокомментировал свой триумф в стримингах. Однако нам кажется, что предпосылки были.

Когда взлетаешь так высоко, есть риск упасть и получить серьезные травмы. Но мы все же постараемся не закончить как Икар.

Любая попытка играть глэм-рок в эру по­пулярности хип-хопа уже достойна награды за смелость. Тем более когда это делают зумеры, а не решившие тряхнуть стариной менед­жеры среднего звена, фанатевшие по Kiss в ­старших классах. Всем участникам Måneskin от 20 до 22, трое из четырех (Дамиано, басистка Викто­рия и гитарист Томас) как раз вместе учились в школе, а барабанщика Итана нашли по объявлению. В интервью итальянскому Vanity Fair Дамиано объяснял любовь к року тем, как в нем быстро меняется эмоция: «В одно мгновение в этой музыке есть агрессия, а уже через секунду — нежность. Это же настоящий катарсис». Италию сложно назвать страной с глубокой рок‑н‑ролльной традицией, так что Måneskin стали сенсацией местной версии X-Factor, потом неожиданно выиграли фестиваль в Сан-Ремо, после чего и получили путевку на «Евровидение». И публика, которая уже лет десять не видела ни одной новой рок-звезды, просто сошла с ума по итальянцам.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Конечно, в лучших традициях мемов про зумеров, которые изобрели все то, что уже существовало до них, начали писать и про Måneskin. В конце концов, похожие костюмы и музыку люди старше 25 лет и видели, и слышали (впрочем, не на итальянском). Но похоже, что Måneskin изобрели именно рок для зумеров. Взять даже тот факт, что женщины нечасто играют на ­басу в рок-группах, который считался не очень-то «женственным» инструментом (на ум приходят разве что Ким Гордон из Sonic Youth в 1990-е и Сьюзи Кватро в 1970-е), поэтому положение Виктории Де Анджелис, которая к тому же не пропадает на вторых ролях, а дает интервью наравне с Дамиано Давидом, вполне укладывается в тренд на феминизм. Игры с андрогинными образами­, переодевания в женские костюмы рок-звезды практиковали десятилетиями, и вряд ли кто-то превзойдет в этом Дэвида Боуи. Но миру рок-музыки потребовались десятилетия, чтобы открыто заговорить об ЛГБТ. Фредди­ Меркьюри­ при жизни так и не сделал каминг-аут, Элтон Джон в 1980-е был женат на женщине, а звезда хеви-метала 1970-х Роб Хэлфорд из Judas Priest только в конце 1990-х признался в своей сексуальной ориентации.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Måneskin не относят себя к сексуальным меньшинствам, но поддерживают разнообразие во всех смыслах. Они даже появились на обложке специального Pride-номера итальянского Vanity Fair. «Мы живем в мире, где интернет появляется в деревнях с населением 50 человек, и благодаря ему люди, которые боятся открыться, могут понять, что они не одни в этом мире, что есть такие же люди. И не нужно ­маркировать свои страхи ярлыками, они только сковывают нашу свободу. Нельзя определять свое отношение к человеку его полом и тем более сексуальной ориентацией», — говорит Виктория. Måneskin вполне­ в духе времени за ЗОЖ (рок и здоровый образ жизни? Что? Да!). Когда на «Евровидении» Дамиано заподозрили в употреб­лении кокаина, он не только громко возмутился, но и сразу же побежал сдавать тест на наркотики, чтобы доказать свою «чистоту». А Виктория уверяет, что он даже пиво-то ­почти не пьет. Måneskin не громят гостиничные номера, а когда в отеле в Роттердаме не обнаружили воду в своих номерах и взяли ее на кухне самовольно, пошли оплачивать «украденное». Рок-звезды 2020-х должны вписываться в новую этику, и, кажется, итальянцам это пока удается. Получится ли у них удержаться? Не знаем, но шансы очень велики.

TikTok content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: Getty Images, Instagram