Актриса Лена Тронина — о съемках в сериале Happy End и жизни в Китае

В онлайн-сервисе More.Tv вышел сериал Евгения Сангаджиева Happy End об индустрии вебкам-порно. Мы поговорили с главной звездой проекта, молодой актрисой Леной Трониной о том, почему ее героиня не нуждается в оправданиях, и о самых задорных роликах, просмотренных для подготовки к роли.
Актриса Лена Тронина — о съемках в сериале Happy End и жизни в Китае

В Happy End поднимается очень сложная тема: сегодня на съемках в вебкаме пытаются заработать многие. Как ты к этому относишься?

Никак не отношусь. Каждый делает то, что ему нравится. Если есть идея, что можно какие-то деньги заработать в вебкаме, занимаешься этим. Если есть идея, что можно получить деньги, доставляя еду, занимаешься доставкой еды. Это личный выбор каждого.

Еще это связано со всеобщей диджитализацией...

Да, все стало доступнее. Я посмотрела много стримов в вебкаме во время подготовки к съемкам. Мне было искренне интересно, почему это стало популярнее порно. Видимо, потому что все происходит «здесь и сейчас»... Может, я прозвучу старомодно, но не могу сказать, что раскусила фишку.

Какие-нибудь очень задорные эфиры попадались во время подготовки к роли?

Да (смеется). Это был стрим с двумя женщинами. Мне вообще показалось, что они были мамой и дочкой. Они сидели перед камерой в ярком нижнем белье, играла какая-то странная музыка, им только шашлыка не хватало. Ничего особо не происходило, было странно наблюдать, как они просто сидят. Я в какой-то момент начала фантазировать, что эти женщины вечером пришли из магазина, где работали продавцами, и включили стрим, чтобы еще подзаработать.

Сложно было согласиться на роль в Happy End, впервые прочитав сценарий?

Нет, я точно знала, что согласна. Надо мной даже посмеивалась моя близкая подруга из Швейцарии Ясмина. Мы с ней познакомились шесть лет назад, она была режиссером моего первого иностранного проекта. Я ей еще тогда говорила, что очень хочу сыграть в фильме про порноиндустрию. Мы часто это обсуждали. Она говорила: «Лен, ну это какой-то бред, откуда у тебя эта идея, зачем тебе это?». А я не знаю, это было просто ощущение. Меня в свое время зацепил «Народ против Ларри Флинта» Милоша Формана, хотя он не совсем об этом. Вебкама тогда еще не существовало. Когда я получила эту роль, Ясмина сказала: «Вот, мечты твои почти сбылись!»

А были мысли, что скажут после просмотра мама, папа?

Да, были. Но что тут можно поделать? Что скажут, то и скажут. Я знаю, что, когда я это делала, мне было радостно и что все это было не зря. А что будет в будущем — не могу туда заглянуть. И не хочу.

Я всегда говорила, что очень хочу сыграть в фильме про порноиндустрию.

Поговорим про героиню. Ее решение как-то можно оправдать? Есть же куча альтернативных способов заработать, например, пойти на кассу в «Макдоналдс».

Почему-то, когда мы обсуждаем, что кто-то снимается в порно или занимается вебкамом, то смотрим на ситуацию только с одной стороны: девушка делает это ради денег. Но героиня сериала получает удовольствие от того, что нравится мужчинам. И, признаться, я это не осуждаю. У героини есть характер, она получает определенный вызов. Поэтому я не вижу необходимости ее оправдывать.

Как ты познакомилась с режиссером проекта Евгением Сангаджиевым? Он ведь еще и актер?

Я познакомилась с ним по Zoom, уже находясь в Астане. Там были Женя и Леша — наш продюсер (Алексей Киселев. — Прим. ред.). То, что Женя — актер, прекрасно повлияло на съемочный процесс. У него очень деликатная система общения с командой, то, как он преподносит информацию. Ты его прекрасно понимаешь. Он видит, как работает вся конструкция целиком и каждый персонаж в отдельности. Это был очень прикольный опыт.

Завершая разговор про Happy End, хочу спросить, может ли вообще в реальной работе в вебкаме быть счастливый конец?

Счастливый конец может быть везде и всегда! Порно, вебкам — просто этап жизни, на котором человек зарабатывал деньги, если был успешен. Получал опыт и что-то понимал, проживал. Мы все созданы для счастливой жизни.

Героиня сериала получает удовольствие от того, что нравится мужчинам. И я это не осуждаю.

Давай теперь поговорим о тебе. Знаю, что у тебя очень насыщенная жизнь, ты жила в разных странах, даже в Китае. Как тебя туда занесло?

Да, я четыре года жила в Урумчи. Мои родители в 90-е были школьными учителями, надо было как-то выживать, поэтому они стали продавать товары со всего мира: Индия, Турция, Иран, Китай. Часто ездили в Урумчи на закупку. В 2004 году году я в первый раз поехала с ними — они за товаром, а мы с братом тусоваться. Он тогда остался там учиться, а я улетела обратно. Однажды в Урумчи я попала в Ардачо — это такое место, где китайский и уйгурский уклады жизни соединяются на одной площади. Это меня впечатлило. Ближе к окончанию школы я сказала маме, что поеду учиться в Китай. Конечно, эта идея не была ей по душе, она бы предпочла Москву. Но для меня это был зов сердца. Я максимально отгородила себя от всего, что может мне помешать поехать туда. В итоге все удалось, и я осталась в Урумчи на четыре года.

На что ты жила в Китае?

Я много подрабатывала, в основном, в торговле. Даже закупала для Казахстана секс-игрушки. Думаю, это передалось мне от родителей. Торговать — наше семейное (смеется).

А как у тебя там сложилось с учебой? Китайский сложно было выучить?

Сначала я два года учила язык. Он, на самом деле, очень простой с точки зрения грамматики. Самый верный путь — постоянно повторять за носителями и не стесняться произношения. А потом я зачем-то пошла получать высшее образование по специальности «Международная торговля и экономика». В итоге я сдала только экзамен по китайскому. Все это было не мое. За четыре года много чего произошло, и в один день я проснулась в холодном поту с пониманием, что больше не могу себе врать, делать вид, что все нормально и что я учусь. Вскоре я я уехала из Китая.

Твои путешествия по миру начались сразу после этого?

Не совсем. На два года я вернулась в Алма-Ату. Здесь я попала к своим первым преподавателям актерского мастерства. На их курсах мне повезло встретить людей, которые очень много знают о профессии и сами являются блестящими актерами. Это была Швейцарская школа импровизации. Тогда эта страна в первый раз вошла в мою жизнь и потом всегда была рядом со мной.

И когда же ты уехала в Европу?

Я не могу сказать, что я там долго жила. Я туда приезжала, жила какое-то время, потом уезжала... Это уже было примерно году в 2013-2014-м. Но два года я прожила в Алма-Ате.

Ты ведь еще проходила курсы американского педагога Иваны Чаббак?

Да, это было в Германии, но это уже был 2016–2017 год. Я к этому моменту снялась в двух швейцарских проектах. Потом приняла участие в самом популярном немецком телешоу «Таторт» (детективный сериал_. — Прим. ред._), которое смотрят все немцы. Больше «Таторта» нет ничего. Если ты туда попал, то все, жизнь у тебя сложится. И я попала в один из эпизодов, который снимали как раз в Люцерне, в Швейцарии. В итоге у меня была уже какая-то фильмография, с которой я могла податься на International Screen Acting Workshop от Киноакадемии Baden-Württemberg, которая находится в Людвигсбурге. Там нужно было пройти несколько раундов. Сначала отправить видео о себе, я отправила — им понравилось. Потом они меня пригласили на кастинг, я съездила, это было очень прикольно. Там я познакомилась со своим будущим режиссером Лилиан Ерлингер, с которой потом мы вместе снимали фильм в Италии. А потом я уже приехала туда учиться, и у нас был опытный хороший педагог Кэти Хаза, она из актерской студии в Нью-Йорке. Она давала нам метод Ли Страсберга.

Будучи настоящей путешественницей, как себя ощущаешь в мире закрытых границ?

4 марта 2020-го я прилетела из Берлина в Москву, через два дня — в Алма-Ату, где и пробыла до конца июля. Это стало возможностью по-другому взглянуть на себя. Я больше времени уделяла медитации, подолгу находилась с собой. Мы с парнем каждый день по утрам бегали, вставали очень рано. Эти месяцы в Алма-Ате — прекрасное время. Я наконец обрела спокойствие, отдохнула от бесконечных перелетов. Потом стало ясно, что я уже не могу там оставаться, и тут появился проект Happy End. Это была судьба! За время пандемии я научилась находиться там, где я есть, и быть за это благодарной.

Ты уже участвуешь в каких-то новых проектах?

Да, я прямо сейчас участвую в съемках второго сезона сериала «Триггер». Я встретилась с продюсером и поняла, что хочу с ним работать. И Максим Матвеев — очень интересный, глубокий, чуткий партнер. На данный момент рассматриваю участие еще в двух проектах. А также за время моего нахождения в Москве мы с подругой, режиссером Владленой Санду, написали сценарий фильма. Плюс в июне мы продолжим снимать «Идентификацию». Так что I’m excited.

Какую цель ставишь себе на ближайшие пять лет?

Покорить Голливуд!

Фото: Лида Маркова