Право на круассан: почему француженки не сидят на диете

Редактор Allure Ксения Крушинская об особом подходе французов к здоровому образу жизни.
Почему француженкам не нужны диеты правильное питание и здоровый образ жизни | Allure

Каждый раз, когда я приезжаю во Францию (а была я там около двух десятков раз), в меня будто вселяется другой человек — беспечный бонвиван, который в огромных количествах поглощает хрустящий белый хлеб и картофель-фри. К слову, в Москве я притрагиваюсь к этим продуктам в лучшем случае раз в полгода. Ни один обед и ужин мое парижское альтер-эго не мыслит без бокала вина, а то и шампанского. Эта жизнерадостная незнакомка понятия не имеет о том, что такое подсчет калорий, кардиотренировка и жим ногами лежа. Она просто наслаждается жизнью – без всяких "нельзя", "вредно", "а вдруг" и "если".

Говорят, в Париже особенный воздух. Впрочем, думаю, он тут ни при чем. Все дело во французах и в их заразительном гедонизме, вирус которого немедленно атакует всякого, кто приземляется в аэропорту "Шарль де Голль" или "Орли". В Париже вы почти не увидите спортзалов и фитнес-центров. В те, что все-таки рискнули открыться в этой столице эпикурейства, ходят преимущественно экспаты. О диетах местные жители говорят с оттенком пренебрежительной иронии – как мы о чьем-нибудь маниакальном желании увеличить губы или грудь до космических размеров. Единственная популярная "здоровая" привычка парижан – джоггинг. Солнечным утром на набережной Сены можно увидеть целые семьи – папа, мама и дети в спортивных костюмах и кроссовках бодрой трусцой бегут мимо брассери и лавочек букинистов. Думаю, для них это компромисс: вроде и спорт, а вроде и удовольствие – бежишь, любуешься себе османовскими домами и вдыхаешь запах кофе.

Почему так? Трудно сказать. Не берусь отвечать за американцев, а нам важен социальный статус. И "идеальная" фигура – один из его маркеров. Французы умеют наслаждаться процессом – приятными мелочами, неспешной беседой, вкусной едой. Мы – преимущественно результатом – заработанным миллионом, полученным повышением, удачным замужеством, сброшенными кило. Отсюда наше вечное недовольство тем, что имеем, и постоянная гонка за большим.

По логике вещей, здесь должен быть вывод о том, что Париж меня изменил, я забросила тренировки три раза в неделю и стала партиями закупать багеты и круассаны. Но – нет, я осталась прежней. Как и раньше, слежу за питанием и не представляю жизни без походов в спортзал. Но, знаете, каждому свое. В разумном контроле над своей жизнью и в стремлении стать лучшей версией себя тоже есть прелесть. И даже от этого можно получать ни с чем не сравнимое удовольствие. Париж так и останется для меня городом, где себе можно позволить все – как в детстве, на каникулах у бабушки. В конце концов, даже круассаны, если есть их каждое утро, теряют прелесть.

Фото: Kinopoisk.ru