Glamour
Музыка и кино
Общество

«Медуза, мы друзья!»: Matrang о том, что значат слова его песни

Меньше полугода ушло на то, чтобы загруженный на YouTube ролик «Медуза» обернулся полноценным дебютным альбомом на лейбле Gazgolder. Хорошо, что Matrang не бросил музыку раньше, чем это случилось. А ведь подумывал.

Еще шесть месяцев назад имя Matrang было известно разве что самым продвинутым меломанам (тем, кто мониторит новинки в пабликах «ВКонтакте»). Ну и специалистам по вьетнамскому — Алан (так на самом деле зовут музыканта) выбрал псевдоним, когда гуглил слово «луна» на разных языках. Сегодня он — сверхновая звезда творческого объединения Gazgolder. Еще немного — и начнет собирать стадионы, ведь он всего добивается с космической скоростью.

Matrang выстрелил с песней «Медуза» в конце прошлого года. Обычная для наших дней история: 22-летний парень из Владикавказа записал музыкальное видео и выложил в сеть. Ролик ушел в народ — многих зацепил низкий голос и отстраненная манера исполнения. Музыканта окрестили новым Цоем, хотя Алану подобные сравнения не нравятся — он настаивает, что не пытался подражать легенде. Аудитория бросилась расшифровывать гипнотический текст, в котором неясное борется с многозначительным: «Кто не видит в небе знак, потеряет восемь ног». Алан согласен с утверждением, что объяснять музыку — то же самое, что танцевать про политику, но — приходится.

«Алан и Matrang — разные люди. Иногда я сам не понимаю, кто из них кто. Но вся моя жизнь — война этих двух типов».

«У меня в группе «ВКонтакте» есть целый пост, посвященный интерпретации «Медузы». Пришлось все расписать, чтобы люди поняли ее. Наверное, я еще не показал себя в полной мере. Они не знают, что я за артист и о чем могу говорить». Знают или нет, но слушают: на момент встречи с Glamour только у неофициального ролика на «Медузу» было более 20 млн просмотров.

Алан уже и не помнит, сколько именно предложений от звукозаписывающих лейблов он получил после выхода «Медузы». «Я ни копейки в раскрутку или в инстаграм не вкладывал, но начался ажиотаж. Сначала написали одни ребята, что хотят увидеться в Москве. Затем другие, посерьезнее. Тогда я понял: что-то назревает». Уже в столице Алану позвонили с лейбла Басты Gazgolder. «Мне в принципе творчество Васи близко. Я его знаю, слушал и слушаю по сей день. Увидеть человека, к которому так относишься, — круто. Я не знал точно, что подпишу контракт с «Газом». Но понимал, что как минимум прикоснусь к большой музыкальной истории». Быстрый росчерк на договоре — и Алан перебирается в Москву.

Про переезд он говорит мало. И вообще не любит распространяться: например, к скоро должен увидеть свет дебютный альбом Matrang «ЭЙА». Но никаких подробностей, только — «я не разглашаю его концепцию, вы сами все услышите».

Алан с детства занимался музыкой, уже в первом классе солировал в республиканском хоре. Подростком бросил хор — но не мечту петь. Сейчас говорит, что если бы не упрямство и уверенность в собственных силах, он бы ничего не добился. «Хотя был момент, когда я думал: а мое ли это дело — музыкой заниматься? Рядом не нашлось людей, которые подпитывали бы это желание, верили бы в то, что я делаю. И вот, скажем, ты уже лет пять делаешь одно и то же без результата. Естественно, начинаешь задумываться, а в том ли направлении идешь». О попытках найти другую работу Алан говорит неохотно. «Работал в сфере обслуживания, а больше ничего не скажу». И точка.

Алану даже 30 лет представляются очень солидным возрастом. Он уверен, что так же будет заниматься музыкой, а еще успеет жениться и обзавестись детьми. «Хотя я вообще не представляю девушку, которая сможет меня вытерпеть. Я самый невыносимый человек на планете. Я Овен, у меня совершенно дикая дата рождения. Кстати, в один день с Бастой. Я, когда с ним впервые увиделся, рассказал об этом. Тогда мы еще на «вы» общались: «Василий Михайлович, знаете, у нас день рождения в один день». Он ответил: «Соболезную твоим близким и родным, это самый скверный характер».