При виде крови: актриса Ив Хьюсон о сериале «Больница Никербокер» Стивена Содерберга

Главная премьера сезона — сериал Стивена Содерберга «Больница Никербокер». Дочь Боно, 23-летняя актриса Ив Хьюсон, исполняющая чуть не единственную значительную женскую роль в проекте, рассказывает о съемках кровавых сцен, работе с культовым режиссером и Клайвом Оуэном.
При виде крови актриса Ив Хьюсон о сериале «Больница Никербокер» Стивена Содерберга
При виде крови: актриса Ив Хьюсон о сериале «Больница Никербокер» Стивена Содерберга
ГалереяCлайдов: 2
Смотреть галерею

В августе на канале Amedia Premium одновременно с Америкой стартовал новый сериал Стивена Содерберга. Действие «Больницы Никербокер» (The Knick) разворачивается в манхэттенской больнице в 1900 году, когда не существовало антибиотиков и обезболивающих, а большинство операций заканчивалось летальным исходом.  В центре сюжета — талантливый врач-новатор, страдающий кокаиновой зависимостью, Джон Текери (Клайв Оуэн). Прототипом героя стал американский хирург Уильям Стюарт Холстед, отец современной хирургии, который изобрел переливание крови, анестезию и резиновые перчатки.  К дебютному проекту на телевидении Стивен Содерберг (Steven Soderbergh) подошел со всей ответственностью**.** Создатель «Одиннадцати друзей Оушена» самостоятельно срежиссировал, снял и смонтировал 10 серий первого сезона и даже согласился на съемки второго.

При виде крови: актриса Ив Хьюсон о сериале «Больница Никербокер» Стивена Содерберга
ГалереяCлайдов: 10
Смотреть галерею

Начинающей актрисе Ив Хьюсон (Eve Hewson), выпускнице Нью-Йоркской академии киноискусств и второй из четырех детей Пола Дэвида Хьюсона, известного под именем Боно, досталась в мужском сериале полноценная женская роль молоденькой медсестры, приехавшей из Западной Вирджинии и устроившейся на работу в больницу «Никербокер» (или попросту «Ник»).  Для съемок ей пришлось освоить американский акцент, пройти курсы медсестер, изучить больничные архивы и избавиться от страха крови, которая в «Больнице Никербокер» льется рекой.  **Вам уже удалось посмотреть сериал в окончательном монтаже? **Я видела только первый эпизод, вот и все.  **И что вы думаете об этом? **Я в восторге. Мне нравится его реалистичность. Это кровавое и отвратительное зрелище, многие, вероятно, не захотят смотреть его, потому что некоторые сцены вызовут рвотный рефлекс. Но быть вовлеченной в съемочный процесс и наблюдать, как они добиваются того, чтобы на экране это выглядело реалистично, — действительно невероятный опыт.

При виде крови: актриса Ив Хьюсон о сериале «Больница Никербокер» Стивена Содерберга
ГалереяCлайдов: 4
Смотреть галерею

**А что касается вашей героини... **Да, Люси, она только что устроилась в клинику и чувствует себя как рыба, которую вытащили из воды. Она не понимает, что происходит, она не очень хорошо делает свою работу, но вы видите, как постепенно совершенствуются ее навыки. Играть ее — невероятное удовольствие!  **Есть очень колоритные сцены, которые выглядят невероятно убедительно! Взять, к примеру, первый эпизод… **Это просто сумасшествие! Когда мы собирались снимать его, я думала, что мне дадут ребенка-куклу или что-то вроде того. Но они сделали ребенка-робота, такого странного! У Джастина, нашего гримера, есть магазин в Лос-Анджелесе, там продаются накладные животы. Именно он создал весь этот фейк, которые вы увидите в сериале. Он сконструировал этого младенца-робота, которым можно управлять из соседней комнаты. Кто-то нажимает на кнопку, и ребенок поворачивается, очень медленно, живой или мертвый… У младенца есть ресницы и гениталии, он выглядит как настоящий, он настоящий даже на ощупь. Когда мы снимали сцену нашей первой операции, ребенок находился со мной, а вокруг много всего происходило. К концу сцены я была просто одержима этим ребенком, не хотела отдавать его. У меня даже есть фотография, как я держу его на руках, ласкаю...  **В то время врачи еще не пользовались перчатками? **Никто не надевал перчатки или маску — якобы, без них лучше чувствуешь то, что происходит на операционном столе. А фальшивая кровь — она действительно липкая! Весь пол в анатомическом театре и в приемном отделении к концу дня был залит этой кровью, обувь прилипала, у некоторых даже подошвы отрывались. Все были в крови, руки испачканы по локоть, потребовался специальный раствор, чтобы отмыться в конце дня. Это было отвратительно и в то же время увлекательно — ты понимаешь, что все происходящее нереально, и стараешься получить удовольствие в этом кровавом антураже.

При виде крови: актриса Ив Хьюсон о сериале «Больница Никербокер» Стивена Содерберга
ГалереяCлайдов: 5
Смотреть галерею

**А вам удалось побывать в больнице, понаблюдать за работой хирургов, увидеть настоящую кровь? **Нет, к сожалению, у меня не было такой возможности. **Вы не прошли производственную практику? **Ну, это забавно. У нас был профессиональный консультант, доктор Стэнли Бернс, а в его распоряжении — один из старейших медицинских фотоархивов в Нью-Йорке. Он рассказывал нам, что и как, показывал фотографии и оставлял нас, чтобы мы могли обдумать увиденное. Он показывал нам устрашающие снимки —деформированные тела людей, помещенные в какие-то странные маслянистые жидкости, головы, ступни — довольно неприятное зрелище.  **Поэтому вы струсили и не пошли в больницу? **Ну да, я трусиха, признаю это. (Смеется.) Я не умела делать уколы и очень волновалась из-за этого. В первый раз, когда мне показали, как вводить иглу в мышцу (естественно, ненастоящую), я не смогла этого сделать. Но в конце концов научилась. Если вам действительно нужна работа, вы научитесь делать и не такое!  **Расскажите о своем опыте работы со Стивеном. (Режиссером Стивеном Содербергом. — Прим. редактора.) **О, он потрясающий! Прежде чем мы успели выйти на съемочную площадку, он сообщил, что мы будем работать очень-очень быстро. Думаю, он хотел, чтобы все происходило, как в настоящей больнице. Операцию с беременной женщиной в анатомическом театре мы должны были снять с одного-двух дублей — все эти органы и накладные животы, слишком много реквизита было задействовано. Я помню, когда мы закончили снимать первый дубль, все смотрели друг на друга, шептались, не были уверены, получилось ли. И тут театр взорвался аплодисментами... Когда от твоих действий действительно зависит чья-то жизнь, наверное, ощущения иные, но нас поставили в экстремальные условия, и нам это помогло.  **Как вы готовились к роли? **Мы все должны были прочитать Low Life Люка Санте (Luc Sante, Low Life: Lures and Snares of Old New York — «Дно жизни: соблазны и западни Нью-Йорка»). Я думаю, все мужчины должны были прочитать также несколько медицинских книг. От меня этого не требовали, я была медсестрой, но я смотрела документальные фильмы, училась в школе медсестер, много читала о том, как выглядели эти районы Нью-Йорка в 1900 году и что там происходило, это было увлекательно.  **Очевидно, Стивен хотел добиться высокой степени достоверности, не так ли? Даже походка женщин была иной в то время, они не сутулились, как сейчас... ** Ну да, они же носили корсеты, которые не позволяли им сутулится, они были вынуждены держать спину.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

**И как вам это понравилось? **Сначала это было ужасно: на меня надели корсет и блузку, легинсы, две пары юбок, затем форму медсестры с фартуком. Было очень тяжело и жарко, к тому же сложно сходить в туалет, я даже не могла выпить воды утром. Первые несколько дней были просто мучительными: корсет будто бы перекраивает тело — позвоночник и ребра, сжимает внутренние органы. Через неделю или две я, наконец, привыкла к нему, а затем и в самом деле начала чувствовать себя комфортно. А спустя пять месяцев я постоянно просила затянуть его покрепче. Конечно, корсет блокирует кровообращение, делает вас неуклюжей, вы не можете лечь или встать на колени, но это очень помогло мне вжиться в характер. К тому же Эллен Роджнек, художник по костюмам, проявляла феноменальное внимание к деталям костюмов каждой из 12-ти медсестер. Теперь я даже скучаю по корсету.  **Как вы получили эту роль? **У меня есть агент, он прислал мне сценарий, и я прочитала его. Потрясающая история, убийственная роль и все эти имена… Я не очень надеялась, что у меня получится, потому что это было бы слишком большим подарком. Я сделала тестовую запись и отправила ее, не питая особых иллюзий. Я была просто ошарашена, когда получила ответ, встретилась со Стивеном и он дал мне эту роль. Я не знаю, как это получилось, это большая удача.  **Было ли что-то особенное на кастинге? ** На прослушивании мы разыгрывали ту самую сцену с Клайвом в его спальне, очень физиологичную — я пытаюсь найти вены на его теле и сделать укол. Было непросто, мне пришлось как бы исследовать тело, и это сработало.  **Почему, по-вашему, эта история заслуживают экранизации? **В ней есть сюжетные линии, которые затрагивают многие сложные вопросы, такие как женское здоровье, преодоление расовых предрассудков. Это гениальное время, заслуживающее того, чтобы рассказать о нем, людям это понравится.  **Вы встречались с Клайвом и раньше, вы работали вместе в сериале «Кровные узы» (Blood Ties)... **Действительно, это был грандиозный опыт, потому что я теперь знаю, как чувствуют себя люди, которые приходят в сериал, чтобы сниматься в эпизодических ролях. Мы сделали несколько сцен вместе, он был очень милым.  **Может, это он замолвил за вас словечко? **Нет, не думаю. Кажется, мы встретились уже после того, как меня утвердили на роль. Но он и правда отличный парень, я знаю много слегка сумасшедших актеров, но он нормальный.  **Большинство европейских актеров получают классическое образование, не так ли?**Да, но я училась в Нью-Йоркской академии киноискусств, это моя первая работа после окончания колледжа.  **У вас есть степень бакалавра в области изобразительного искусства? **Да. Я три с половиной года изучала драму в Нью-Йорке в школе искусств. Еще школьницей я поняла, что хочу быть актрисой. Учиться в Нью-Йорке удивительно, потому что здесь есть Бродвей и независимое кино, здесь так много всего происходит! И я училась с полными энтузиазма людьми.  **Как по-вашему, Стивен требовательный режиссер? **Требовательный, и он работает очень быстро. Он требует профессионализма. У вас нет няни, которая показывает, как вам действовать. В этом смысле для актеров он идеален, он позволяет попробовать и экспериментировать с ролью. И он очень веселый, у него есть талант управлять большим количеством людей, он знает, как читать характер. Вся съемочная группа отлично провела время, просто мы работали очень быстро.  **Кажется, он монтирует сцены чуть ли не сразу, в процессе съемок? **Это точно, это даже немного дико. Он не похож на обычного режиссера. Мне кажется, он представляет уже смонтированную сцену в голове. Он работает с камерой как оператор, с актерами — как режиссер, монтирует сцены. И он делает все это с эдаким прохладным спокойствием. А между делом часто отпускает шутки. Вам не нужно прокручивать сцену снова и снова, потому что она уже сформировалась в его сознании. Он очень воодушевлен, действует бесстрашно. Поэтому он так быстро работает, и актерам интересно работать с ним.  **Когда вас пригласили в этот проект, вам сказали, что это мини-сериал на 10 эпизодов или есть возможность пойти дальше? **Это драматический сериал, значит, есть перспективы для будущей работы.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.