Звезды

Звезды / Glamourama

Люба, братцы!

29-летняя Любовь Толкалина благодарит судьбу за Егора Кончаловского, сцену – за гонорары, а кухню – за возможность самореализации.

Впервые все заметили рыжую красавицу Любовь Толкалину в роли жены Лиса в первом «Антикиллере» Егора Кончаловского. С тех пор Люба снялась еще в нескольких картинах Кончаловского (продолжение «Антикиллера», недавние «Консервы»), который по совместительству уже много лет является ее супругом и отцом ее дочери Маши.

Весной у Толкалиной наконец запускается несколько не связанных с Кончаловским проектов. Чтобы рассказать о своих новых ролях и о том, как она вообще, Люба сквозь будние пробки устремляется на встречу с Glamour. Поздним утром она приезжает в популярный индийский ресторан, расположенный в тихом квартале неподалеку от Арбата. В залах заведения нашлись подходящие декорации для фотосъемки, и еще здесь полно места для разговора, которому не будут мешать посторонние.

Артистка опаздывает на час, она запыхалась. Но выглядит в выс­шей степени достойно. Очень свежая, ненакрашенная, в джинсах и гипюровой бледно-розовой блузке, она распахивает створчатые двери и с порога начинает оправдываться – с вечера была высокая температура, утром еле проснулась. После чего садится в кожаное кресло и, пока парикмахер навивает ей светло-рыжие пряди раска­ленными щипцами, торопливо начинает свой рассказ.

Ну что, начнем? Люба, вот Егор...

Да, Егор. Я очень ему благодарна. Сразу хочу сказать: если бы я жила одна, я бы ничего не зарабатывала. Это Егор меня нашел и дал мне все то, что я сейчас имею. Мужчина выделяет женщину из толпы. Без него я вряд ли имела бы те деньги, которые получаю сейчас за то, что делаю. Вот возьмем модные журналы – они же не пропагандируют работу учителя или врача. Нынче все кем хотят стать? В тринадцать-четырнадцать лет девоч­ки мечтают стать моделями, потом актрисами. Не понимают, бедненькие, одного – ну да, станешь ты актрисой и будешь за четыре тысячи рублей в месяц в театре пахать день и ночь!

Кстати, насчет театра. У вас же есть новые театральные работы?

Да, да, да!!! Один спектакль мы уже выпустили – называется он «Чао», идет в Театре на Таганке. У меня там всего четыре выхода на сцену, но я обожаю эту роль. Я играю женщину, влюбленную в своего 21-летнего соседа. У него роман с другой девушкой, но моя героиня уверена, что она одна такая неотразимая. Я, знаете, очень рада, потому что это все-таки не антреприза, а репертуарный спектакль. Кроме того, в Театре на Таганке приятно работать – там чудесная атмосфера, что вообще большая редкость.

Обычно интриги какие-то?

Ну, например, когда я работала в Театре Российской Армии, нас с Катюшей Климовой назначили на одну и ту же роль. Так вот все вокруг ждали, когда же мы наконец поссоримся. А мы все не ссорились, потому что были (и остаемся до сих пор) подругами. А потом я рожала дочку Машу и из театра ушла. Вообще, в театре невозможно просто работать, ему надо служить. Это то, чем новое поко­ление отличается от старой гвардии. Сейчас артистам предлагают такое количество благ, ролей, что, если ты хоть что-то умеешь – всегда найдешь себе работу. Служить в театре тяжело. Например, театр едет на гастроли, а у тебя съемки. Некоторое время назад меня при­гласили сняться в рекламе очков Trussardi в Ве­не­ции. Я пришла и говорю: вот, мол, так и так, надо уехать. А мне – Люба, у вас же «Доходное место»! А я там всего три раза на сцену выходила и просто танцевала! Нет, все равно нельзя!

Так и не поехали?

Поехала все-таки. Сказала, изви­ните, но я не могу. Я вообще в театре себя сразу так поставила, что меня боялись лишний раз по­тревожить. Обычно же как – когда молодой артист приходит в театр, подразумевается, что он будет играть все роли во всех спектаклях и торчать там с утра до вечера. Школа выживания.

Сейчас молодые актеры почти все идут в телесериалы.

Да что такое сериалы! Там же никакой пищи для ума! Ни крошечки! Просто тяжелейший каждодневный труд без всякой отдачи! И что касается тем, на которые сейчас снимают сериа­лы, я вообще не понимаю, на кого это все рассчитано. Но самое ужасное то, что в них невозможно самореализоваться! Хотя само­реализовываться вообще можно по-разному: в детях, в семье, да хоть на своей собственной кухне! А один мой товарищ, тоже артист, например, начал петь ­Вер­тинс­кого, и ему стало хорошо. Вообще, пока ты самореализуешься, пока у тебя в глазах читается удивление обучающейся студентки – до тех пор ты жива. Для меня лично самореализация – это в немалой степени работа в театре, съемки.

А в каких кинопроектах вы сейчас участвуете? Я слышала про фильм «В ожидании чуда».

Знаете, в этой мелодраме у меня всего один эпизод. Там вообще был принцип – на все эпизоды пригласить различных звезд. Вот и все, что я могу сказать. Зато у меня есть несколько проектов, о которых действительно интересно погово­рить. Например, фильм, который никак не могут начать снимать, но вскоре, надеюсь, это произойдет – «Однажды в провинции». Я там играю женщи­ну-милиционера, которая ходит по деревне в белоснежных са­погах, оправдывая это тем, что грязь белых сапог испугается. У моей героини 13-летняя дочь и внук-младенец, которого дочка родила не пойми от кого. Судя по разрезу глаз, от какого-то китайца. Сцена, которую мы игра­ли на пробах, выглядела так: я возвращаюсь домой, а моя дочь тринадцати лет уже с утра пьяненькая стоит с бутылочкой пивка и коляской. «Я тебе говорила не пить с ребенком!» – кричу ей я. А она отвечает: «Как с ним пить-то? Он же лежит».

А второй фильм?

Он будет называться «Смерш» – это кино по роману Головачева. Я там буду играть женщину- телохранителя и поэтому сейчас пытаюсь побороть свое нежелание ходить в тренажерный зал.

Ой, вам, наверное, коротко подстричься придется?

Нет, у меня будет черный парик, потому что параллельно в «Однажды в провинции» мне придется быть кудлатой рыжеволосой красавицей. А в «Смерше» у меня будет каре ортодоксального черного цвета и голубые глаза. Ради этих глаз теперь я каждый день машу кулаками в тренажерном зале на Мосфильме.

Получается, это будет ваша первая роль такой сильной, даже можно сказать, агрессивной девушки?

Да, тем она и интересна. Кстати, после картины «Консервы» мне начали предлагать роли женщины за гранью нервного срыва, которая трясущейся рукой пытается донести сигарету до рта. Например, в одном новом фильме я буду играть жену олигарха, которая заказала своего мужа, потому что узнала, что у него есть любовница.

Мелодрама «В ожидании чуда» выходит в прокат 5 апреля.

Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа
50 идей маленьких и лаконичных татуировок 50 идей маленьких и лаконичных татуировок
Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе» Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе»
Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках
Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии
Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 3 Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 3
Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд

Битвы

Кейт Миддлтон 0%

Дрю Бэрримор 0%

VS

Самое интересное на Glamour

подписка на
Glamour
Glamour
на вашем планшете
и смартфоне
Glamour
shopping
facebook

Glamour Россия
в Facebook

vkontakte

Glamour Россия
в Vkontakte

Twitter

Glamour Россия
в Twitter

youtube

Видео-канал
Glamour Россия

instagram

Glamour россия
в instagram

Instagram
google+

Glamour россия
в google+