Звезды

Звезды / Glamourama

Немного Миноуг

Glamour стал первым журналом, которому удалось уговорить Кайли Миноуг на интервью в уходящем году.

Glamour стал первым журналом, которому удалось уговорить Кайли Миноуг на интервью в уходящем году. Она долго молчала - на то были веские причины. Сегодня 39-летняя автралийская певица отлично выглядит, улыбается и спокойно рассказывает о том, как меняется ее фигура, чем она лечит разбитое сердце и каково быть одной из самых фотографируемых звезд с очень земными проблемами.

Когда я впервые пришла в офис компании Кайли Миноуг в Сиднее, мне понадобилось несколько минут, чтобы сообразить, что та дюймовочка, что крутит­ся рядом, и есть сама австралийская поп-прин­цесса. Она тогда едва вошла в образ секс-бом­бы, но сдетонировала так, что слышно было в обо­их полушариях. Тогда, при всем ее уже бесспорно звездном статусе, никто не мог предсказать, что она будет взрывать чарты целых семнадцать лет. Это по подсчетам на сегодняшний день – мы ни в коем случае не подводим черту под поп-подвигами Кайли.

Эта женщина, которая и на фотографиях, и в реальной жизни по-прежнему выглядит малолеткой, недавно отметила 20-летие творческой деятельности, а в наступающем году отпразднует еще и личное 40-летие. Кто? Она?! Невозможно представить! Одна­ко с Миноуг уже происходило достаточно трудновообразимых вещей. Кто бы мог подумать, что ей предстоит похоронить и пережить своего знаменитого бойфренда – Майкла Хатченса, выиграть битву с раком груди и на пороге 40-летия оказаться незамужней с почти взрослой уверенностью в себе и девичьими мечтами о муже и детях?

Прошедшие годы укрепили характер Кайли. Когда-то она была одной из тех скромниц, что на протяжении все­го интервью смотрят куда угодно, только не на собеседника. Теперь передо мной сидит умудренная опытом женщина, которая не стесняется в выражениях, едко высмеивая очередную размазанную по страницам таблоидов сплетню о се­бе. Конечно, за столько лет перед объективами она не могла не выработать иммунитета к папарацци и грязно-желтым комплиментам, которые сопровождают ее фото в прессе. А может, это сознание собственной смертности так ее закалило?..

В ее музыке появилась какая-то новая легкость. Те несколько песен, которые я прослушала до выхода нового альбома, поразительно легко запоминаются, зовут танцевать и совершенно не утомляют. Нас с Кайли разделяет столик с бутылоч­ками минералки без газа и сдобными булочками. Певица ободряюще улыба­ется – есть во­просы? Так задавайте же смелее!

Поздравляю с выходом в свет нового альбома. Он — ваше альтер-эго, квинтэссенция Кайли. Так все и на самом деле планировалось?

Я приступила к его записи полтора года назад, когда еще была сама не своя. Мне тогда только что сняли повязку после операции, и я хотела удостовериться, что мне все еще по плечу мои прежние подвиги. При первой же возмож­но­с­ти на целую неделю заперлась в студии и с головой ушла в работу. Мне удалось вызвать определенные эмоции, причем они не иссякли на этом альбоме. Но по­надобилось время...

...чтобы почувствовать себя сексуально привлекательной?

(Смеется.) Временами мне казалось, что это невозможно — настолько я была истощена. Но снова попав в сту­дию, я ощутила знакомый трепет.

Каким образом болезнь изменила ваше отношение к жизни?

Во-первых, я решила, что теперь у ме­ня будет нормированный рабочий день. Допустим, с девяти до пяти. А не так, как раньше — с шести утра до двух-трех часов ночи. Это, пожалуй, глав­ная перемена, которой мне удалось добить­ся, поскольку, к сожалению, я часто оказывалась наихудшим врагом самой себе.

Ваше положение на мировой сцене обязывает вас искрить­ся сексуальностью и приветливо улыбаться при любых обстоятельствах. Многое пришлось преодолеть и переосмыслить?

Да. Я до сих пор этим занимаюсь. Похоже, мое выздоровление проходит поэтапно. А что до внешнего вида — ну да, я высыхала, как щепка, потом меня раздувало, как шар. Мое тело не такое, как прежде, но имен­но в нем живет моя душа, и другого у меня нет и не будет.

Сексуальности вы ни в коей мере не утратили, хоть стиль ваш и изменился — к лучшему, кстати. Мне кажется, ваше возвращение триумфально.

Я устраивала себе суровые испытания — например, когда снималась в рекламе купальников для H&M! Себя мне точно удалось убедить.

Вы переживали из-за того, что болезнь может заставить людей взглянуть на вас иначе?

Еще как. Я даже звонила в компанию Coty (это производитель моих духов) и говорила, что пойму их, если они решат разорвать со мной контракт. Я дейст­вительно думала, что от меня могут отка­заться, но они ответили: «Мы с вами, мы никуда не денемся».

Чем занимаетесь в свободное время, которого благодаря новому режиму стало гораздо больше?

Покупаю саженцы и цветы и высаживаю в саду. Не знаю, как это описать... Сейчас я стараюсь просто жить. Иметь такую возможность — уже счастье.

Лично я в некоторой растерянности от мысли, что приближаюсь к определенному жизненному рубежу...

(Морщится.) Да-да-да. Есть какие-то специфические ощущения на пороге 40-летия? Хочу продолжать поиски гармонии в жизни и творчестве. Ну и семья, ко­нечно, — я надеюсь, что и с этим у меня когда-нибудь все будет в порядке.

{PAGE}

Спасибо, что сами затронули эту тему. Кажется, вы философски подходите к проблеме материнства?

Приходится. Для меня это непросто... Но мы еще посмотрим! Вопреки тому, что говорят, я никогда не подвергалась всем этим жутким процедурам.

Мне всегда хотелось знать, сильно ли расстраивает одиноких известных женщин вроде вас и Дженнифер Анистон то, что их изображают вдребезги несчастными, в то время как холостяк Джордж Клуни (который к тому же старше вас обеих) в таблоидах выгля­дит неунывающим бонвиваном, кото­ро­му можно только позавидовать.

Раз уж вы спросили, отвечу — да, черт возьми! Бывали такие моменты, когда я не улыбалась во весь рот, и, конечно, это запечатлели те, кто следит за моей мимикой ради денег. Противно.

Существует мнение, что одинокие женщины постоянно присматривают себе мужей.

Я знаю много замужних дам, для которых счастье и замужество — совсем не одно и то же.

Вот именно. Я просто хотела понять, не является ли это для вас лишним бременем. Мне, мол, уже под сорок, и уже пора что-то делать...

Большую часть моей сознательной жизни я записывала черным или белым, что мне надо и что не надо делать. Если бы я слушала такие советы, меня бы здесь не было. Когда я из сериа­ла «Сосе­ди» так быстро и успешно перешла в певицы, естест­венно, у многих возникло желание меня покритиковать. Но на это нельзя обращать внимания. Я не реагирую на обложки журналов с обидными для меня заголовками.

Да уж, все думают, что нельзя просто так носить роскошные наряды. Должен быть какой-то повод.

О да! Меня ужасно бесит, когда какая-нибудь тетка из Австралии пишет: «Тебе уже под сорок, пора одеваться сообраз­но возрасту!» Ей ведь невдомек, что я возвращаюсь с фотосессии, пото­му и при полном марафете. И платье это я надела для съемок.

Если верить газетам, вы и Оливье Мартинес готовы пожениться.

Верьте. Надейтесь. Любите.

То есть это неправда?

По-моему, у него другая девушка. Я до конца не уверена. В любом слу­чае, это неправда.

Вам удавалось сохранять дружеские отношения с большинством бывших.

Я не люблю противостояние.

Я тут подумала, что если вы все-таки соберетесь замуж, это будет...

Кошмар! (Смеется.)

Вам пришлось бы делать это в каком-нибудь секретном военном бункере!

Не исключено. Помню, когда мы готовились к крупным событиям вроде открытия моей выставки и все носились как безголовые курицы, я думала: что же будет при подготовке к моей свадьбе! (Смеется.) Но если честно, я пока не могу себе этого представить.

В чем секрет вашей красоты?

Главное — держаться подальше от солнца. После болезни иначе мне никак нельзя. О моей коже наговори­ли столько жутких вещей...

В 2003 году в интервью Glamour вы сказали: «Мне приписывают бессчетное число операций. Я могу сказать только, что стараюсь вести себя разумно, извлекая преиму­щества из того, чем обладаю от природы». Ваша позиция после болезни не изменилась?

Нисколько. Еще двадцать лет назад люди любили порассуждать, как пере­делала себе лицо и тело та или иная звезда. Теперь для большинства женщин стало привычным делом пойти и сделать, например, инъекцию ботокса.

Глядя в зеркало, никогда не думаете: «Боже, как я хороша»?

Бывает — на съемках. Но это же ил­лю­зия. Когда тебе приходится заново отращивать ресницы и волосы, многое переоцениваешь. Это сложно выразить словами... Во мне произошел глу­бокий психологический и эмоциональный сдвиг. К луч­шему.

Новый альбом Кайли Миноуг «Х» в продаже с декабря.

50 идей маленьких и лаконичных татуировок 50 идей маленьких и лаконичных татуировок
Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд
Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа
Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии
Такая разная: аромат для переменчивых натур Такая разная: аромат для переменчивых натур
Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе» Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе»
Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках
Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 4 Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 4

Битвы

Кейт Миддлтон 0%

Дрю Бэрримор 0%

VS

Самое интересное на Glamour

подписка на
Glamour
Glamour
на вашем планшете
и смартфоне
Glamour
shopping
facebook

Glamour Россия
в Facebook

vkontakte

Glamour Россия
в Vkontakte

Twitter

Glamour Россия
в Twitter

youtube

Видео-канал
Glamour Россия

instagram

Glamour россия
в instagram

Instagram
google+

Glamour россия
в google+