Звезды

Звезды / Glamourama

Роль моя, ты покинь меня

Анастасия Заворотнюк рассказывает о кино, в котором не станет никого нянчить, зато будет летать на вертолете, стрелять из пистолета и драться.

Русские стали снимать блокбастеры один за другим. Отчего, как вы думаете?

Фильмы — это бизнес. Теперь все ­— бизнес. Люди хотят зарабаты­вать на кино. Это не страшно, даже нор­­мально. Тем более что в Рос­сии не только блокбастеры снимаются, и не только они популярны — у нас находится место разным картинам. Вот, например, Garpastum — от него я была просто в нокауте. Это бизнесом не назовешь! Невероятно красивая, умная, талантливая, не перечислить какая картина. Творчество, настоящее искусство. Мне бы очень хотелось принять участие в таком фильме. Я даже не хочу употреблять здесь слово «проект». Язык не поворачивается.

А «Код апокалипсиса», ваш новый фильм со спец­агентами и бомбежками, мы можем назвать настоящим искусством?

«Код» все же — коммерческое кино. А для меня лично участие в нем — прежде всего показатель моего игрового диапазона: мне хотелось убедить профессионалов, что я могу быть другой. Да, я стала известной благодаря роли прекрасной няни Вики Прутковской. И с тех пор от меня ждут только чего-то подобного. И зрители, и режиссеры, и даже собратья-актеры считают, что я говорю «шо» вместо «что», ношу короткие юбки и кручу бедрами. Бред! Это же была просто роль! Естественно, как человек думающий, я стала размышлять, как не застрять в этом образе и продолжить развиваться. Но это вовсе не значит, что, соглашаясь сниматься в «Коде», я действовала исключительно из этих соображений. Я получала удовольствие от процесса съемок. У нас не было такого, чтобы руки на ширине плеч, стоять по стойке смирно. Напротив, все проходило достаточно легко, а главное — интересно.

Думаете, образ теленяни наконец-то удалось сломать?

Да. Тем более что и другие телепроекты, в которых я принимала участие, тоже смягчили, раcкрошили этот образ няни. И многие теперь понимают, что я не из Мариуполя... Хотя это прекрасный город с отличными жителями — я была там и знаю, о чем говорю.

Вы дали согласие сниматься в «Коде апокалипсиса», потому что это была самая-самая «антиняня»?

Мне надо было найти совершенно другую роль — и я ее нашла. «Код апокалипсиса» стал самой «антиняней», это вы правы. Более того, я принимала участие в написании его сценария. Все это мы сами создали, вот этими вот руками. Кстати, в гримерках «Няни».

Получается, вас не приглашали, просто сделали фильм под вас?

Не совсем так. Это все же был не мой личный проект, я была в нем всего лишь актрисой. Он просто очень вовремя появился. Хотите, расскажу, как все началось? Примерно за год до завершения работы над «Няней» мы сидели с коллегами в гримерке и думали о том, что я буду делать, если образ няни не захочет меня отпускать. И мы стали придумывать другую женщину: кто она, как выглядит, какие у нее проблемы... Сначала вообще возникла другая идея — про гонщицу, как это называется сейчас, стритрейсершу. А потом неожиданно появился «Код апокалипсиса», и все как будто само собой срослось. Точнее, одно переросло в другое. Я не стала гонщицей, зато превратилась в Лару Крофт.

Полеты на вертолетах, сцена у малай­ских башен Петронас, черный костюм. Да, чистая Лара Крофт.

Ага, по четырнадцать часов в день. Съемки в Малайзии, 45-градусная жара, влажно, как в бане. Грим сразу течет. Но в целом проект был продуманный, правильно организованный.

Это правда, что фильм стоил 400 миллионов рублей?

Даже несколько дороже, это был очень затратный проект.

Вы в курсе, что это получается самый дорогой русский фильм?

Так и есть. Съемки шли во многих странах. Изначально было задумано снимать в разных уголках Земли так, чтобы было красиво и небанально: снимаешь Париж, но без Эйфелевой башни. В фильме это очень тонко: опера, кафе, квартира прямо напротив Эйфелевой башни, а самой башни нет! Из окна открывается просто невероятная панорама, но наш режиссер ни в какую не соглашается, чтобы в кадр попала башня. Или вот снимали в Норвегии. Какая природа! Совершенно другая атмосфера, другие люди, другая архитектура. Для кадров на фоне фьордов мы специально заказывали технику в Лондоне, и результат получился невероятным. Плюс вертолет, летящий над всей этой красотой. К сожалению, в фильм вошла только часть всего отснятого. Монтаж все-­таки — страшное дело.

Это был самый прибыльный съемочный проект для вас?

Да. Я получила адекватную сумму. Сейчас я зарабатываю нормально, мне и за рекламу начали платить хорошо. И я не прочь в ней сниматься. То есть средства от перхоти и всякие лекарства я, естественно, обхожу стороной, а так... Я ведь живу на Земле, стою на ней двумя ногами. Дети опять же. Я жизнелюбивый человек, мне есть куда по­тратить день­ги, а главное — на кого. Я заработала достаточно, чтобы купить квартиру. Думаю, дети, когда вырастут, скажут маме спасибо.

А откуда вообще взялось столько денег на фильм? Господдержка?

Инвесторы — они указаны в титрах —дейст­вительно очень серьезные люди. И я им благодарна. Потому что они придумали фильм, очень нужный именно сейчас. Правильный фильм. О том, что мы, русские, тоже сильные. Американцы, например, все время снимают кино про то, что они — сильная нация, да и вообще все в мире снимают фильмы, где сами выглядят хорошо. А почему мы все время хлещем себя плеткой и говорим, какие мы плохие и как все у нас страшно и ужасно? Я в процессе подготовки к съемкам очень много тренировалась — стрельба, боевые искусства... И встречалась с людьми, которые занимаются этим профессионально. Вот это люди! Именно они достойны всяческого уважения. Два, три часа общения, и вы — их поклонница. Знаете, есть такие ребята, которые не за деньги служат родине. Для которых слова «Служу России» — не пустой звук. И они так спокойно рассказывают о своих буднях, и такой замес глубокий у них во всем, что невольно удивляешься, неужели такие люди еще есть? А они есть. И они произвели на меня неизгладимое впечатление. Я до конца жизни не забуду их глаз. И еще у них очень грустные улыбки... Наверное, из-за того, что они очень много пережили.

Вы о представителях спецслужб — я вас правильно понял?

Да, они испытывают огромную боль от увиденного и пережитого.

Я был в Беслане, могу понять, о чем вы говорите... Скажите, а Венсан Перес, напарник ваш, он тоже сильно проникся к нашим спецслужбам?

Ему понравился фильм. Я, кстати, и не сомневалась, что так будет.

А почему на роль выбрали его?

Потому что он прошел кастинг. Перес — интересный мужчина.

А актер хороший?

Отличный актер. С самого начала мы решили, что нам нужна зарубежная звезда, и обсуждали несколько кандидатур, в том числе Венсана Касселя и Венсана Переса. В итоге выбор пал на последнего. Думаю, мы не ошиблись.

А костюмами кто занимался?

Был приглашен один из лучших художников по костюмам у нас в стране — ­Лариса Лебедева, которая в свое время дебютировала у Никиты Михалкова в фильме «Очи черные». Она очень сильный профессионал. Так что не доверять ей было бы просто неразумно. Ну и чтобы вам было все до конца понятно: поработав с Лебедевой, Перес пригласил ее в очень крупный проект. Это будет этакая высокобюджетная сказочка, полноценный голливуд­ский фильм.

Она сама что-то шила, придумывала?

И не только она. Подбирали много уже готовых костюмов — от западных дизайнеров. Мы все делали для успеха.

То есть вы уверены, что фильм будет успешным? В отличие, скажем, от предыдущего главного российского блокбастера «Параграф 78»?

Я очень волнуюсь за «Код апокалипсиса», очень. И очень-очень надеюсь, что все будет удачно. Потому что так много было вложено души, так много было по­трачено сил. Конечно, можно говорить о том, что не совсем все получилось, ну так ведь реализовать идею на все сто невозможно. Да, иногда я кусала локти, ворчала на режиссера и операторов: вот это надо было сделать по-другому, вот то надо было переснять... Но как сняли, так сняли. И в конце концов все получилось очень неплохо — впрочем, это я уже говорила.

Вы посмотрели финальную версию?

Скажем так: отчасти. «Код», который я видела, был еще не озвучен, без музыки... А картинка окончательная. Красивая. Хорошая. Так что будем надеяться и ждать 4 октября.

«Код апокалипсиса» выходит в прокат с 4 октября.
50 идей маленьких и лаконичных татуировок 50 идей маленьких и лаконичных татуировок
Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 3 Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 3
Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках
Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа
Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе» Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе»
Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд
Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии

Битвы

Кейт Миддлтон 0%

Дрю Бэрримор 0%

VS

Самое интересное на Glamour

подписка на
Glamour
Glamour
на вашем планшете
и смартфоне
Glamour
shopping
facebook

Glamour Россия
в Facebook

vkontakte

Glamour Россия
в Vkontakte

Twitter

Glamour Россия
в Twitter

youtube

Видео-канал
Glamour Россия

instagram

Glamour россия
в instagram

Instagram
google+

Glamour россия
в google+