Звезды

Звезды / Glamourama

Немецкие качества

Диана Крюгер могла стать немецкой балериной, а стала звездой французского и американского кино.

Классическая роль женщины на вой­не – ждать, плакать, смотреть в окно и прятаться в бомбоубежище. Возможно, все это Диана Крюгер смогла бы изобразить вполне натурально, но ей доставались совсем другие военно-полевые романы. В фильме «Троя» она стала Еленой и запустила безжалостный маховик античной трагедии. Во французской драме­ «Счастливого Рождества» пела арию «Аве Мария» для замерзающих в окопах Первой мировой солдат, а в новом фильме Квентина Тарантино «Бесславные ублюдки» участвовала в диверсионно-подрывной работе в тылу врага. Вести себя на войне, как на войне, Диану научили вовсе не на офицерских курсах – ей в этом здорово помогла муштра балетной школы и боевой опыт модельного бизнеса. Очевидно, что и нам есть чему поучиться у актрисы, которую, кстати, считает образцом красоты и стиля сам Карл Лагерфельд.

Как случилось, что Тарантино выбрал именно вас для роли шпионки в «Бесславных ублюдках»?

Буду честной, за это пришлось побороться. Судя по всему, Квентин представлял на моем месте другую актрису, так что до моих проб дело могло даже не дойти. К тому же он никак не мог поверить, что я немка. Он видел только мои французские и американские картины. Но, выучив наизусть тридцать страниц текста, я поняла, что эта роль создана для меня, – а такое со мной было лишь однажды, когда я пробовалась на роль в фильме «Счастливого Рождества», который, к сло­ву, тоже был представлен на Канн­ском фестивале.

Должно быть, непросто сниматься у такого режиссера.

Это и впрямь была серьезная работа. Мы репетировали две недели без перерывов. Понимаете, если вы пришли на съемку к Тарантино неподготовленной, считайте, для вас все закончилось. Даже если вы Джордж Клуни или Брэд Питт.

Брэд Питт, видимо, все-таки тоже готовился. Вы рады были снова с ним встретиться?

Конечно, было приятно снова работать с Брэдом. К тому же у нас было гораздо больше совместных сцен, чем в «Трое». Вообще, когда работаешь с ним, будто соприка­саешься с другим миром. Он ведь человек, о жизни которого в подробностях знает вся планета. У меня-то все совсем по-другому. Мы с ним выпивали пару раз, но с ним особо не разгуляешься – его дома ждет большая семья.

С Тарантино тоже выпивали?

С ним мы чаще смотрели кино. Квентин устраивает кинопоказы каждый четверг. Так что мы собирались большой компанией, запасались хот-догами и попкорном и наслаждались его любимыми фильмами. В рамках таких вечеров я пересмотрела «Хороший, плохой, злой», «Однажды в Америке» и еще парочку. Несмотря на то что все по многу раз видели эти картины, вечеринки проходили на ура – очень весело!

В работе вы теперь тоже пред­почитаете голливудских режиссеров французским?

Я никогда не делала для себя такой выбор. И не собираюсь. Проекты возникают случайно. Единственное, что для меня важно, так это не повторяться. Хочется сниматься в самых разных амплуа.

А вообще, в Америке вы себя чувствуете как дома?

Пожалуй, да. Как и в Париже. Хоть я не француженка и не американка – родилась в Германии, но уже полжизни прожила за границей. Впрочем, я все же чувствую себя­ европейкой, хотя Америка мне ­тоже очень нравится.

Такой мультикультурный опыт помогает в жизни?

Конечно! Это позволяет мне участ­вовать в проектах разных стран, играть на разных языках. Хотя без сложностей не обходится. Например, вначале говорили, что с немецким акцентом дорога в Голли­вуд для меня закрыта, – а теперь говорят, что хоть я и немка, но для своей героини из «Ублюдков», шпионки и актрисы, недостаточно светлая. Глупости это все.

Как по-вашему, почему все так скучают по актрисам 40-х?

Понятия не имею. Думаю, это всего лишь ностальгия. Не удивлюсь, если лет через двадцать начнутся разговоры вроде: «Так не хватает артисток вроде Рене Зеллвегер». Тут властвуют стереотипы.

Немка в фильме о Второй мировой тоже стереотипная роль?

Да. Именно поэтому до «Бесславных ублюдков» я отказывалась от многих предложений, связанных с этой темой. О Второй мировой войне снято слишком много фильмов. И пусть большинство из них очень хорошие, мне не хочется играть очередную немку в очередной картине о нацистах. А вот ис­тория, которую предложил Тарантино, показалась мне интересной. Даже сказочной.

Ваш отъезд из немецкой глубинки в Париж в шестнадцать лет тоже был ­погоней за сказкой?

Это не было бегством из немецкой глуши. Мне просто хотелось посмотреть мир. И я очень благодарна маме за то, что она предоставила мне полную свободу и поверила в меня. Знаете, как я была рада в первый раз пригласить ее в ресторан! Не потому, что выросла в беднос­ти – ничего подобного, в деревнях просто никто не ходит ужинать в ресторан.

Но отца вы на ужин не пригла­сите? Он ведь вас бросил.

Это не он нас бросил. Это мы его оставили. И я нисколько не грущу по этому поводу. Принимаю это как данность.

А свое место в мире кино воспринимаете так же спокойно?

Знаете, я до сих пор не определила, к какому кино – европейскому или американскому – отношусь. Но это меня совсем не пугает, а напротив, заставляет про­дол­жать движение вперед.

Но что-то же вас должно пугать.

Я боюсь быть смешной – там, где не нужно. А еще неправдоподобной. Я часто сомневаюсь в своих способностях, но вовсе не из-за общественного мнения. Просто я боюсь провалиться и не отработать роль. К счастью, такого еще не случалось. Тем не менее бессонница накануне съемок – моя давнишняя проблема.

А как вы проводите свободные от съемок дни?

Я люблю поваляться в постели подольше, а потом погулять по кварталу Сен-Жермен-де-Пре, где живу. Могу пообедать с другом или сходить в кино. Еще люблю орга­низовывать домашние вечеринки и, конечно, ходить по магазинам.

Это все похоже на увлечения самой обычной девушки.

Очень на это надеюсь. Во всяком случае, в Париже известность никак не изменила мой образ жизни. Я могу спокойно гулять в парке с крестницами, и никто ко мне не подойдет. В Америке с этим гораздо сложнее: стоит мне выйти на прогулку с бойфрендом (актером Джошуа Джексоном. – Прим. Glamour), как тут же нам на хвост садятся папарацци.

Кстати, на их фотографиях вы всегда отменно выглядите. ­ Может, дадите пару советов ­касательно выбора одежды?

Считаю, что самое главное – это иметь собственный стиль. Я ужасаюсь, когда вижу в Лос-Анджелесе сотни девушек в одинаковых бюстье, подобранных, очевидно, их стилистами: одну от другой не от­личишь! Другое дело, например, Кирстен Данст или Агнесс Дин – я бы не стала одеваться, как они, но признаю, что они выработали свой собственный стиль, у них этого не отнять. У меня нет стилиста, разве что хорошие друзья в Dior и Chanel, так что наряды выбираю я самостоятельно. Но в целом стараюсь не рисковать: предпочитаю классику. Так надежнее.

Ваш стиль образцом для подражания считает сам Карл Лагерфельд. Вы с ним дружите?

Да, приятельствуем. Больше всего мне нравится наблюдать за Карлом, когда он работает. Он трудится с такой самоотдачей, что даже обедать из офиса не выходит. У него есть повар, который там же ему и готовит. А еще я как-то раз летела с ним в Китай. Он, как всегда, говорил без умолку. Вско­ре я не выдержала и уснула. А когда проснулась через десять часов, он все еще рассказывал что-то измученному ассистенту!

Ну что ж, модный бизнес никто не назовет легким. Вас сильно вымотала карьера модели?

Пока работала моделью, я часто задавалась вопросом: «Как долго во мне будет меняться только внешность?» Мне надо развиваться интеллектуально. Потом жадно впитывала все, что упустила. Я даже отправилась на месяц на Аляс­ку изучать ловлю лосося. Мне было всего двадцать два, но работа успела сделать меня несчастной.

С тех пор эту проблему вы решили, а с личной жизнью как?

Сейчас я чувствую, что наконец-то вступила в серьезные, «взрослые» отношения с мужчиной и между нами полное взаимопонимание.

Как этого достичь?

Если что-то не так, сразу говорите об этом партнеру. Раньше я предпочитала отложить разговор – ­надеялась, что все само собой ­уладится. Это было ошибкой.

Значит, теперь можно ждать свадьбы и детей?

Нет уж. Никаких свадеб! Мне хватило первого брака (с актером Гийомом Кане. – Прим. Glamour). В ближайшее время собираюсь просто жить у Джошуа в Ванкувере, где он снимается в телесериале. А что касается детей, то я не сомневаюсь, что в один прекрасный день они у нас появятся!

Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии
50 идей маленьких и лаконичных татуировок 50 идей маленьких и лаконичных татуировок
Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 3 Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 3
Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках
Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа
Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе» Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе»
Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд

Битвы

Кейт Миддлтон 0%

Дрю Бэрримор 0%

VS

Самое интересное на Glamour

подписка на
Glamour
Glamour
на вашем планшете
и смартфоне
Glamour
shopping
facebook

Glamour Россия
в Facebook

vkontakte

Glamour Россия
в Vkontakte

Twitter

Glamour Россия
в Twitter

youtube

Видео-канал
Glamour Россия

instagram

Glamour россия
в instagram

Instagram
google+

Glamour россия
в google+