Звезды

Звезды / Glamourama

Как это Милла

Самая известная русскоговорящая актриса в мире – Милла Йовович.

В 1987 году в СССР исчезает с прилавков сахар, в продаже появляется автомобиль «Таврия», поэту Иосифу Бродскому вручают Нобелевскую премию по литературе, а для обложки итальянского журнала Lei снимается 12-летняя уроженка Киева Милица Йовович. Милле повезло оказаться по другую сторону железного занавеса – где были Бродский, сахар и нормальные автомобили. На этом везение закончилось, и началась трудная работа. Пока родители Миллы – сербский врач и советская актри­са – зарабатывали на жизнь, прибирая особняк Брайана Де Пальмы, девочка училась актерскому мастерству, участвовала в фото­сессиях и ­снималась в кино. Упор­ный труд, как всегда, принес свои результаты. Сегодня за плечами у Миллы 30 ролей в кино и на те­левидении и два музыкальных альбома. Кроме того, у нее финансовая репутация человека с годовым доходом в десять миллионов долларов, большую часть из которых приносят рекламные контракты. Что ж, мы никогда не сомневались, что все самое лучшее в СССР дела­лось на экспорт.

Вы очень любимы у нас. Cле­дите за событиями в России?

Я, признаться, не слишком инте­ресуюсь политикой...

А в культурном плане?

Конечно! Как же иначе: моя мама русская, и я росла в России. Мне нравится возвращаться на родину, у меня там много друзей. Всегда приятно повидать их. Правда, после рождения ребенка я в России не была. Знакомые говорят, что Москва сильно изменилась за те пару лет, что я не приезжала.

Свою дочку Эвер вы учите рус­скому языку?

А то! Мы с моей мамой постоянно читаем дочке книжки на русском языке, сказки рассказываем. Ей очень нравится «Муха-цокотуха» Корнея Чуковского. Я ­читаю ей эту сказку почти каждый день. Она ­любит Муху, потому что это насе­комое, а она смотрит много познавательных фильмов про жи­вот­ный мир. Надо видеть ее выра­жение лица, когда я начинаю свой ­рассказ, – она тут же восклицает: «Oh my God! Комарик саблю вынимает». У нас дома есть деревянная сабля, такая же, как у комарика, и Эвер по-русски кричит: «Мама имеет саблю!», «Саблю вынимает! Мама, сабля, сабля!»

Значит, ваша мама, как насто­ящая бабушка, активно участ­вует в воспитании внучки?

Для Эвер она не бабушка, а Галя. Потому что «бабушка» дочке сложно выговорить, и она говорит ­«баба». А мама не хочет быть бабой, она предпочитает быть Галей. Бабушка – это моя бабушка, а вот Галя – это Галя. (Смеется.)

Русские корни влияют на вашу работу, отношения с людьми?

Думаю, многое зависит от того, кто ты и что собой представляешь, в какой семье воспитывался. Мое воспитание, безусловно, отличается от европейского или американского, поскольку я росла в русской семье. И моему образованию уделяли большое внимание. А еще у русских есть характерная черта: для них семья очень много значит, они стараются сохранить семейные ценности. Мои родители меня многому научили, их мнение всегда было для меня авторитетным, и они по-прежнему остаются очень важной частью моей жизни. А вот в Америке люди не так привязаны друг к другу, и, на мой взгляд, это их самая большая проблема. Дети вырастают и уходят из родительского дома, живут своей обособ­ленной жизнью. В России, конеч­но, дети тоже рано или поздно уезжают от папы с мамой, но все же поддерживают с ними близкие и теплые отношения.

Зачастую актеры, выходцы из России и Восточной Европы, играют в голливудских фильмах славянских персонажей. Но я не припомню, чтобы в вашей фильмо­графии была такая роль. Почему?

Тут нет ничего удивительного. Многие восточноевропейские ак­теры не знают анг­лийского, а я с пяти лет живу­ в Америке, по­этому по-русски говорю с акцентом, а мой основной язык все-таки английский. Кстати, я хотела бы сыграть русскую, это был бы интересный опыт.

Неужели никто не предлагал?

В следующем году я буду играть роль девушки из Югославии. Да и вообще я сейчас очень от­кры­та для экспериментов.

То есть однажды мы можем увидеть вас и в русском фильме?

Почему нет? Мне интересно по­участвовать в русском проекте.

С каким из русских режиссеров вы хотели бы поработать?

Мне интересно то, что делает Тимур Бекмамбетов. Мне очень понравился «Ночной дозор». Скажу больше. Тимур изначально предлагал мне сняться в «Особо опасен», и я даже согласилась, но потом в моей жизни произошли приятные перемены: я забеременела, съемки в таком положении были уже невозможны. Но надеюсь, что нам все-таки удастся с ним поработать. Сейчас у меня уже получается совмещать воспитание ребенка и кинокарьеру.

Ваша героиня из «Пятого элемента» Лилу – совершенное создание. А что, по-вашему, может сделать совершенной современную девушку?

На мой взгляд, совершенство – очень расплывчатое и относите­льное понятие. В мексиканской культуре, например, в любом произведении, будь то живопись или архитектура, мастера всегда ос­тавляют какой-то изъян и никогда не стремятся создать абсолютный идеал, поскольку, по представлениям мексиканцев, это вызов Богу, посягательство на его епархию. То же самое с людьми: если вы ­будете думать только о том, чтобы достичь абсолютного совершенства, вас постигнет разочарование – ведь это невозможно. Надо уметь принимать несовершенство мира и людей, учиться сострадать и помогать ближним.

Но в модельном бизнесе, как ни крути, все стремятся к идеалу, и вы с детства сталкивались с этим. Вы бы советовали дево­чкам идти в эту сферу в столь раннем возрасте?

Тут вот какая история. Чаще такая работа идет на пользу девочкам, поскольку у них появляется возможность путешествовать, видеть другую жизнь, оценивать культурное многообразие.

Но когда речь идет о совсем юных созданиях, то обязательно нужна поддержка родителей, ведь взрослый мир таит так много соблазнов. Вы такую поддержку получали?

Конечно. Моя мама всегда была рядом со мной. Мне кажется, подросток не может один лететь из Нью-Йорка в Париж или Лондон. Это совсем небезопасно. Я нача­ла карьеру модели очень рано, ­потому что мы были эмигрантами,­ а потом папа оказался в тюрьме – нужно было бороться за выживание, зарабатывать деньги, двигаться вперед. Когда ты чего-то действительно хочешь, ты работаешь над тем, чтобы добиться цели. Для меня это было и моим жела­нием, и необходимостью.

А что если ваша дочь решит ­пойти по вашим стопам?

Если я пойму, что моя дочь хочет работать, противиться не буду. ­Если, например, она будет про­являть актерский талант уже лет в пять – отлично, пусть будет акт­рисой, я запишу ее на курсы ак­терского мастерства. Понимаете, ведь многие девочки просто хотят быть звездами и не думают о том, что за этим стоит тяжелая работа. В любой области нужно быть профессионалом – а для этого надо учиться. Не все осознают важность образования, читают книги, развиваются духовно. Многие только ходят на вечеринки, а потом вдруг в один прекрасный момент пони­мают, что выросли и ничего не сде­лали. Мне так повезло, что мама вовремя подсказала мне правильную ­дорогу и показала, как важно не останавливаться на достигнутом. Благодаря этому я уже 25 лет в модной индустрии и до сих пор успешна. Смотрите: даже сегодня работаю с Патриком Демаршелье!

Что изменилось в области моды за четверть века?

По-моему, все стало намного ­жизнерадостнее. Признаться, мне была не особо близка мода 80-х и 90-х годов. Поэтому мне нравятся изменения, которые произош­ли в модных тенденциях. Одежда стала намного ярче и красивее – при этом дизайнеры все больше внимания уделяют удобству.

А что формирует ваш собственный стиль?

Я много путешествую и везде на­хожу что-то интересное для себя.

В том числе и для своей коллекции одежды?

Да, я ищу вдохновение во всем. Даже в книгах. Мне, например, очень интересно читать о Викто­рианской эпохе в Англии.

Как продвигается ваша музыкальная карьера?

Я бы не назвала это карьерой. Музыка – это то, чем я делюсь со своими друзьями, родными. Для меня это никогда не было способом зарабатывания денег. Это то, чем мне нравится заниматься. На моем сайте любой может услышать то, что я записала.

А еще на сайте вы публикуете отрывки из личного дневника.

Я уже давно не обновляла записи: разрывалась между работой и ребенком. Последнее, что я написала на сайте, было: «Всем привет! Как вы? Я хочу рассказать вам о том, что значит стать мамой...»

Вы не зарегистрированы ни в одной социальной сети, считаете это пустой тратой времени?

Мне сложно судить об этом. Для многих это возможность узнать, что делают знаменитости. А мне трудно поверить, что это ­дейст­ви­тельно кому-то интересно. У меня полно забот и без интернета.

Что самое сложное вам при­ходилось делать в жизни?

Все трудности у меня так или иначе были связаны с личной жизнью: как помочь папе, как создать собственную семью и постараться ее сохранить. Поверьте, это гораздо сложнее работы. Но должна сказать, что мне очень повезло. Сейчас мне 33 года и у меня есть и ­карьера, и прекрасная семья!

50 идей маленьких и лаконичных татуировок 50 идей маленьких и лаконичных татуировок
Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 4 Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 4
Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе» Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе»
Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии
Такая разная: аромат для переменчивых натур Такая разная: аромат для переменчивых натур
Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд
Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках
Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа

Битвы

Кейт Миддлтон 0%

Дрю Бэрримор 0%

VS

Самое интересное на Glamour

подписка на
Glamour
Glamour
на вашем планшете
и смартфоне
Glamour
shopping
facebook

Glamour Россия
в Facebook

vkontakte

Glamour Россия
в Vkontakte

Twitter

Glamour Россия
в Twitter

youtube

Видео-канал
Glamour Россия

instagram

Glamour россия
в instagram

Instagram
google+

Glamour россия
в google+