Звезды

Звезды / Glamourama

«Важное и стоящее не приходит быстро и без труда»: интервью Зака Позена с Кэти Холмс

Мы узнали ее как Джоуи Поттер. Мировую известность ей принес титул «миссис Том Круз». А теперь она наконец стала самой собой — Кэти Холмс, типичной 35-летней работающей мамой. (О’кей, ее работа — играть на камеру, а ее дочка — икона стиля, но тем не менее.) О своей новой, нормальной жизни актриса рассказала давнему другу — дизайнеру Заку Позену.


«Кэти поднимается», — разносится по коридору студии Зака Позена в нью-йоркском районе Трайбека, а через несколько мгновений появляется Кэти Холмс. Без ассистента. Без охраны. Без помощников. Без агента. И даже без солнцезащитных очков. На актрисе потертые джинсы, ботинки и шелковый розовый топ. «Привет, я Кэти, — мягко говорит она юной ассистентке, которая, конечно, знает, кто перед ней. — Я пришла к Заку».

Лет шесть назад (она уже становилась героиней обложки Glamour в мае 2009 года) появление актрисы вызывало гораздо больший переполох. Тогда Холмс была женой Тома Круза и старалась скрывать свою жизнь от посторонних глаз. 

Джинсы, Stella McCartney; ремень, Berge; браслет и часы, все Cartier.

Сейчас, спустя два с половиной года после развода, она обосновалась в Нью-Йорке и всерьез взялась за актерскую карьеру. Холмс до сих пор почти не рассказывает о браке и расставании с Крузом. Главное, что сейчас Кэти выглядит абсолютно счастливой. Она ведет ту жизнь, о которой мечтают многие, когда стремятся в Нью-Йорк: утром бегает по кастингам и съемкам, встречается с подругами за чашкой кофе, днем гуляет с дочкой, вечером ходит в кино или забегает в одну из маленьких галерей, которых полно вокруг ее дома. Возможно, она так бы и жила, даже если бы в ее личной истории не случился брак с мегазвездой. 
 
Позен, переквалифицировавшийся на один день в журналиста, обнимает и целует Кэти, а затем спрашивает, готова ли она к интервью. «Готова, если задавать вопросы будешь ты. Я же так люблю с тобой болтать». А мы послушаем.

Я обычная женщина, а не femme fatale. Я спотыкаюсь, проливаю на себя напитки, говорю глупости. Я такая, какая есть. И это нормально.

Мы с тобой познакомились очень давно — оба были совсем юными. Но в то время близко не общались. Несколько лет спустя я увидел тебя на оскаровской вечеринке Vanity Fair. Ты стояла в одиночестве, и от тебя словно исходило сияние. Мне захотелось подойти и обнять тебя.
Жаль, что ты этого не сделал. 
 
На тебе тогда было сконцентрировано столько внимания. Тебя изменила слава?
Я снималась с семнадцати лет, рано добилась успеха, меня начали узнавать. Но дома все оставалось как раньше. Родители напоминали мне, что нужно быть благодарной. Так что мое воспитание не позволит мне заразиться звездной болезнью. 
 
Теперь ты живешь как настоящая актриса в Нью-Йорке.
И мне это нравится! По соседству с моим домом находится много галерей, и я часто в них заглядываю. Могу внезапно оказаться на балете в Линкольн-центре или на матче баскетбольной команды Knicks. И я обожаю ездить на метро.

Ха-ха, так и вижу: ты и Блумберг в одном вагоне. Как проходит твой обычный день?
Я просыпаюсь рано, вместе с моей малышкой, веду ее в школу, потом занимаюсь работой — хожу на встречи, съемки. Стараюсь наслаждаться каждым днем. 
 
Ты сейчас с кем-нибудь встречаешься?
Сейчас мои приоритеты — дочка и работа. 

Шляпа, собственность стилиста; подвески (сверху вниз): Verdura; Gucci; браслет, Cartier.

Ты любишь читать Сэлинджера и Сомерсета Моэма, твои манеры напоминают те, что были приняты до эры компьютеров и самолетов. Ты в каком-то смысле старомодна?
Пожалуй. Опять-таки благодаря воспитанию. Я родом из маленького городка в штате Огайо, младшая из пятерых детей. Моя мама шьет и вяжет. Она всегда говорит: «Изделие с изнанки должно быть так же прекрасно, как и с лица». Я с детства знаю, что нужно работать, работать и работать. Что действительно важное и стоящее не приходит быстро и без труда. 
 
Люди часто думают, что в мире шоу-бизнеса все происходит быстро и по волшебству. Но я-то знаю, как серьезно ты подходишь к своим проектам, что ты действительно вкалываешь, ходишь на кастинги.
У меня бывают хорошие дни, а бывают так себе. Я в кино уже восемнадцать лет, но мне кажется, что я только учусь. 

Ты же начинала как модель?
В десять лет я пошла в местную модельную школу, училась ходить по подиуму. Но в четырнадцать мне сказали, что ростом не вышла. Так что не сложилось. (Сейчас рост Кэти — 175 см. — Прим. Glamour.) 
 
Как отреагировали родители, когда ты решила стать актрисой?
Они сказали: «Мы должны дать ей возможность попробовать, чтобы потом она не жалела о том, чего не сделала». 
 
А ты иногда думаешь, чем еще могла бы заниматься?
Я бы точно не пошла в медицину: у меня не научный склад ума. Возможно, стала бы писательницей. 
 
Сколько тебе было лет, когда ты стала жить одна?
Восемнадцать. И это была катастрофа. Я даже не могла сама постирать свою одежду, звонила лучшей подруге, потому что было стыдно признаться маме, что я никогда не обращала внимание, как это делать. А когда в гости приехал приятель, он переставил мебель в гостиной и сказал: «Розетку для телевизора придумали не просто так, а чтобы не тянуть кабель через всю комнату». 

За много лет в шоубизнесе я поняла, что не стоит относиться к себе слишком серьезно. Серьезно нужно относиться к своим идеям и доводить все до конца.

Давай поговорим о том, что мне ближе всего. С некоторых пор ты стала серьезно интересоваться модой.
Мне нравится покупать одежду и тем самым поддерживать дизайнеров. Я знаю, сколько сил они вкладывают. У меня в шкафу нет ничего лишнего, и я часто хожу в одном и том же. Но самое удобное — это, конечно, джинсы. 

У тебя была своя линия одежды (Holmes & Yang прекратила свое существование в 2014 году. — Прим. Glamour). Чему тебя это научило?
Теперь я с бóльшим уважением отношусь к умению создать женственный силуэт. Этого трудно добиться. 

Расскажи мне!
Твои вещи исключительные. Я твой фанат уже много лет.

Спасибо. И я тобой восхищаюсь: ты творческий человек, актриса и при этом главное для тебя — семья. Я уверен, что воспитывать ребенка совсем не просто.
Конечно. Но материнство — огромный подарок судьбы. Когда родилась Сури, моя жизнь совершенно изменилась. До этого я и не подозревала, сколько во мне любви. Она меня переполняет. И каждый день я все лучше узнаю это невероятное создание, чьей матерью мне повезло быть.

А что тебе нравится готовить для Сури?
Обычную пасту со сливочным маслом она готова есть всегда. Другие хиты — шоколадные оладьи и шоколадное печенье. Еще я делаю домашние куриные палочки. Сури их обожает.

Да ты кулинар! Я и не подозревал, что ты все это умеешь. А как поддерживаешь такую отличную форму? Это ведь тоже требует усилий.
Моя фитнес-программа включает SoulCycle (культовая нью-йоркская сеть студий сайклинга; занятия на фирменных велотренажерах сочетают аэробную и силовую нагрузку с психотренингом. — Прим. Glamour), Boot Camp (облегченная версия кроссфита. — Прим. Glamour) и йогу. Но если пропускаю тренировку, не переживаю.

Родители научили меня никогда не останавливаться, что бы ни происходило. Ты просто продолжаешь жить и работать. И когда-нибудь получишь по заслугам.

Какие цели ты ставишь перед собой в профессии?
Хочу снять полнометражный фильм в качестве режиссера. И в нем обязательно будет сцена с красивыми платьями, так что непременно приглашу тебя к сотрудничеству.

Мы все ждем выхода драмы «Женщина в золотом», где ты снялась с Хелен Миррен. Хелен — это вечный двигатель. Я много раз работал с ней и всегда замечал, что она со мной как будто кокетничает. Может, чтобы получить платье получше? Впрочем, оно ей и так всегда достается.
Я впервые встретилась с ней, когда мне было девятнадцать (на съемках триллера 1999 года «Убить миссис Тингл». — Прим. Glamour). Я была ужасно смущена. Сказала Хелен, что работать с ней – большая честь, а она ответила: «Дорогая, я сама тоже учусь». Это было вау! Не знаю, действительно ли она так думала, но мне захотелось когда-нибудь подобным образом поддержать другую начинающую актрису.

А в обычной жизни к кому ты обращаешься за поддержкой? Кому звонишь, чтобы поговорить по душам?
Сестрам. Мы можем говорить обо всем: о рецептах, фильмах, детях, новых туфлях. А с подругами я люблю выбираться в караоке.

У тебя в репертуаре есть сексуальная песня?
Если честно, нет. Я бы упала в обморок от смущения, если бы начала петь такую.

А фирменная песня, которая всегда срывает овации?
У меня есть подруга, с которой мы любим петь Love Shack группы The B-52’s. Это хит!
Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 4 Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 4
50 идей маленьких и лаконичных татуировок 50 идей маленьких и лаконичных татуировок
Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа
Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках
Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе» Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе»
Такая разная: аромат для переменчивых натур Такая разная: аромат для переменчивых натур
Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд
Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии

Битвы

Кейт Миддлтон 0%

Дрю Бэрримор 0%

VS

Самое интересное на Glamour

подписка на
Glamour
Glamour
на вашем планшете
и смартфоне
Glamour
shopping
facebook

Glamour Россия
в Facebook

vkontakte

Glamour Россия
в Vkontakte

Twitter

Glamour Россия
в Twitter

youtube

Видео-канал
Glamour Россия

instagram

Glamour россия
в instagram

Instagram
google+

Glamour россия
в google+