Звезды

Звезды / Glamourama

«Никогда ничего не просить я научилась у Булгакова»: интервью с «Актрисой года» Викторией Исаковой

Ведущая актриса театра имени Пушкина Виктория Исакова до этого года была, что называется, широко известна в узких кругах — несмотря на обширную фильмографию. Вся страна полюбила ее после «Оттепели» и теперь ждет премьеры сериала «Родина».

Платье, Jenny Packham; серьги и браслет, все Yana.

Вас, наверное, уже замучили интервью, которые начинаются со слов: «После выхода «Оттепели» вы проснулись знаменитой...»
«Проснулась знаменитой» — хорошо звучит. И очень удобный заголовок для интервью. (Смеется.) Я рада, что это связано с телефильмом «Оттепель», потому что это был прекрасный период моей жизни. Но на самом деле я уже просыпалась знаменитой.

Когда?
Лет семь-восемь назад, когда у меня вышли сразу три крупные картины: «Точка», «Остров» и «Охота на пиранью». Тогда все глянцевые журналы тоже бросились меня снимать.

А что меняется в вашей жизни, когда вы становитесь знаменитой — в очередной раз?
(Смеется.) По большому счету ничего. Я не стала меньше рефлексировать оттого, что появилось больше желающих заполучить меня в кино. Я все так же боюсь принять неверное решение. Когда выбираю проект, мне хочется не испытывать стыда за результат и получить удовольствие в процессе. Но в кино редко можно предсказать, что увидишь на премьере. В итоге понимаешь, что обе эти составляющие можно найти в театре. Там я чувствую дыхание, движение. Ощущаю, как развиваюсь от спектакля к спектаклю. Вижу отдачу. Когда выходит фильм, я не понимаю реакцию зрителей. Вот мне говорят: «Вас обожает вся страна». А как я должна это почувствовать? Вся страна так далеко, мы же не ходим друг к другу в гости. Когда вышла «Оттепель», звонили и писали все друзья, и я хотя бы понимала, что фильм очень нравится.

Вас теперь вряд ли забудут: вы прочно обосновались на Олимпе.
Я уже десять лет служу в Театре Пушкина, еще играю несколько спектаклей в «Гоголь-центре». И я всегда много снималась. Весь мой опыт подсказывает, что повлиять на реакцию зрителей и предсказать ее невозможно, что бы ты ни делал. Так что я стараюсь жить, не задумываясь об этом.

Платье, Matthew Williamson; кольцо, Yana.

Один из ваших лучших спектаклей, который все хвалят, — «М(ученик)» Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре».
Я очень люблю этот спектакль! Причем когда Кирилл прислал мне пьесу, она мне очень понравилась, но роль показалась совсем не интересной. Я не понимала, почему режиссер предложил ее именно мне. Казалось, там нечего играть. У других актеров яркие роли, каждый выход — на аплодисменты. А у меня все на отыгрыше, я хожу и говорю: «Ребята, так нельзя, вы что!» И только в последние пятнадцать минут появляется возможность как-то переломить эту историю. Но Кирилл сказал: «Ты все поймешь, когда появится зритель». Действительно, только на премьерных спектаклях я стала понимать, что это за роль и как перевернулся весь спектакль. Мучеником стал не религиозный мальчик-подросток, а учительница, которая оказалась одна против всех.

А вы сами когда-нибудь были изгоем?
Нет. Хотя всегда держалась немного особняком. Не знаю, с чем это связано: с моим ли характером или с тем, что много информации вокруг нас в последние годы, — и я пытаюсь отстраняться. Мне по-настоящему круто только в одиночестве или с самыми близкими людьми, которых не так много.

Я человек не первого удара. Беру не внешностью и не красивой одеждой, а внутренним содержанием. И мне это гораздо больше нравится.


Вы с мужем (режиссером Юрием Морозом. — Прим. Glamour) вместе уже тринадцать лет. Понимаете друг друга с полуслова?
У нас совершенно разные темпераменты. Муж — молчун, и приходится из него по капле выжимать, почему у него дурное настроение, например. А я абсолютно взрывной человек, все сразу вываливаю. Ссоримся мы — как будто в первый раз и навсегда. И миримся тоже — как в первый раз и навсегда. Вообще любые отношения развиваются по спирали. Но если понимаешь, что это твой человек, что с ним ты хочешь прожить всю жизнь, то принимаешь тот факт, что будут взлеты и будут периоды охлаждения.

А бывает, что сомневаетесь, ваш ли это человек?
Нет! Смешно думать: «Ой, вдруг не тот? Пойду еще поищу. Ах, не нашла, простите». Так можно мужей хоть каждые три года менять. (Смеется.) Длительные отношения — это бесконечный компромисс. У нас не бывает скандалов, а вот серьезные разногласия, когда мы рубимся не на шутку, случаются. Но мы очень уважаем друг друга, и нам интересно вместе. Если ты любишь человека, то вы найдете выход из любой ситуации. Действительно — из любой.

Михаил Булгаков научил женщин нашей страны никогда ничего не просить. А теперь психологи советуют противоположное: хочешь — попроси. Вы в каком лагере?
Тут я с Булгаковым. Я не прошу. Скорее, склонна думать, что это я всем должна и получаю больше, чем заслуживаю. Мне кажется, новое поколение артистов другое. Я общаюсь в театре с ребятами, которые лет на десять младше, и меня потрясает их способность думать, что им все вокруг должны. Они настолько себя любят и ценят, что сразу задумываешься: «Видимо, они что-то из себя представляют». Я бы тоже так хотела.

Платье, Maison Bohemique; серьги и кольцо, все Yana.

Вы довольно редко появляетесь на светских мероприятиях. Почему?
Я хожу только тогда, когда получаю от этого удовольствие. Зависит это не от мероприятия, а от наличия свободного времени. Меня должны одеть, накрасить, сделать мне прическу — чтобы я не думала о том, как я выгляжу.

Нравится играть в принцессу?
Конечно! Главное — не беспокоиться о том, что надеть. Мне бывает сложно выбрать наряд — и тогда легче остаться дома. Круто, когда это по-настоящему «принцессная» штука: все сделают за тебя, нужно просто дойти до места назначения. (Смеется.)

При этом вы как-то назвали себя шмоточницей.
Люблю ходить по магазинам. (Смеется.) Джинсы и майка на каждый день — это уже не моя тема. Утром встаю перед шкафом и выбираю — мне хочется нравиться себе в зеркале. Хотя, с другой стороны, я часто высмеиваю в себе это желание наряжаться. Во мне, как и в каждой женщине, множество противоречий. Но на этом мир и держится. (Смеется.) 

"Ничего не делать и много подарков" – Виктория Исакова о жизни актрис

Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа Кайли Дженнер, Адель, Бейонсе и еще 50 девушек, которые умеют обходиться без макияжа
Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии Не родись красивой: знаменитые красавицы до и после пластической хирургии
Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 4 Les Belles de Nina: мини-сериал Nina Ricci и Glamour, часть 4
Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках Мисс бикини: 40 лучших Instagram-фото звезд в купальниках
50 идей маленьких и лаконичных татуировок 50 идей маленьких и лаконичных татуировок
Такая разная: аромат для переменчивых натур Такая разная: аромат для переменчивых натур
Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе» Как сегодня могли бы одеваться героини сериала «Секс в большом городе»
Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд Клейкая лента, утягивающее белье и другие хитрости звезд

Битвы

Кейт Миддлтон 0%

Дрю Бэрримор 0%

VS

Самое интересное на Glamour

подписка на
Glamour
Glamour
на вашем планшете
и смартфоне
Glamour
shopping
facebook

Glamour Россия
в Facebook

vkontakte

Glamour Россия
в Vkontakte

Twitter

Glamour Россия
в Twitter

youtube

Видео-канал
Glamour Россия

instagram

Glamour россия
в instagram

Instagram
google+

Glamour россия
в google+